инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

XVIII ВЕК
ГЛАВА 2.
СОЗДАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
И ИХ РАЗВИТИЕ В XVIII  ВЕКЕ
СОЗДАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
Значительный вклад в решение задачи по вхождению России в европейскую систему межгосударственных отношений внесли созданные Петром I инженерные войска. Уже в начале его царствования опыт Азовского похода 1695 г. показал, что отсутствие умелых «городовых дел мастеров» – инженеров, даже при наличии большого войска, приводило к увеличению сроков взятия крепостей, неоправданным людским и материальным потерям. Кроме того, без умелого и грамотного руководства строительством опорных пунктов (крепостей) невозможно было обеспечить надежную защиту государства в условиях постоянной угрозы нашествия неприятеля. Исследования крупных военных инженеров-историков А.И. Савельева, Ф.Ф. Ласковского, А.В. Васильева и Д.П. Ивкова свидетельствуют о том, что создание инженерных войск было начато Петром I еще в 1700-1701 гг.

Создание организационно-штатной структуры инженерных войск

Зарождение и развитие первых регулярных инженерных формирований русской армии, как и во всех армиях западных государств, было обусловлено количественным и качественным ростом артиллерии, развитием искусства ее применения на поле боя и при осаде крепостей. Поэтому первые инженерные формирования включались в состав (штат) артиллерии. Подтверждением тому служит указ Петра I от 14 мая 1701 г., в котором отмечается: «...Инженерам быть при артиллерии».

Значительное влияние на развитие инженерных войск оказала Северная война, в ходе которой шел непрерывный поиск рациональных форм организационной структуры инженерных войск. По имеющимся историческим сведениям, в составе артиллерийского полка, в котором на тот момент организационно объединялась полевая артиллерия русской армии, в 1702 г. была сформирована минерная рота.

Переход русской армии к активным боевым действиям обусловил необходимость совершения ее войсками крупных маневров, в ходе которых они вынуждены были преодолевать водные преграды. Для обеспечения переправы войск и, прежде всего, артиллерийского полка штатом 1704 г. в его составе предусматривалось иметь команду понтонеров. Однако законодательно первая организационно-штатная структура инженерных была оформлена указом Петра I от 8 февраля 1712 г., в соответствии с которым в действие вводился штат минерной роты в составе 75 человек (капитан – 1, поручик – 1, подпоручик – 1, сержантов – 3, фурьер – 1, цирюльник – 1, писарь – 1, капралов – 4, ефрейторов – 4 и 58 рядовых), понтонной команды – 35 человек (2 офицера, 1 сержант, 2 капрала и 30 мастеровых) и инженерных чинов (инженерная команда) – 37 чел. (2 капитана, 2 капитан-поручика, 2 поручика, 2 подпоручика, 24 кондуктора и 5 батарейных мастеров), что составило 14% от общей численности личного состава артиллерийского полка. Утверждение штата минерной роты стало результатом долголетнего поиска рациональной структуры инженерных подразделений, предназначенных для обеспечения действий артиллерии при осаде крепостей и совершении маршей.

В последующие годы предназначение военных инженеров и боевое применение инженерных подразделений постоянно уточнялось. Подтверждением этому служат положения Устава Воинского (1716 г.). В главе тридцатой этого документа отмечается: «Инженеры зело потребны суть при атаке, или обороне какова места... Когда место какое имеет осажено быть, тогда надлежит оным с высшими генералами оное прилежно осмотреть, и сколько возможно рисовать, при том свое мнение подать, где крепость наилучше и способнейше атаковать». И далее: «Дело минером есть при строении городов и осадах, чинить подкопы, вести сапы, и во время нужды, с прочим подкопщиками, путь и мост армейскому ходу починивать». Уставом определялся и порядок подчиненности инженеров: «Инженеры, обретающие при войске, обыкновенно стан свой при артиллерии имеют, и с оною маршируют, каково оных искусство есть, тако оные и определяются».

Указом Петра I от 20 мая 1723 г. штат минерной роты был увеличен до 80 чел. (капитан – 1, капитан-поручик – 1, поручик – 1, подпоручик – 1, унтер-офицеров – 2, капралов – 4 и 70 рядовых). Указ Военной коллегии от 8 июля 1723 г. определял, что рота должна комплектоваться воспитанниками Московской и Санкт-Петербургской инженерных школ.

Постепенное увеличение количества инженеров явилось предпосылкой к разработке штата инженерного полка. 21 января 1724 г. Петр I собственноручно составил штатное расписание, в соответствии с которым численность инженерного полка должна была составить 236 чел., «не служащих по примеру пехотных полков». В последующие годы полк был развернут в инженерный корпус (корпус военных инженеров). В артиллерии предписывалось иметь минерную роту в составе 89 чел. (капитан – 1, секунд-поручик – 1, поручик – 1, подпоручик – 1, сержантов – 4, каптенармусов – 2, капралов – 6, фурьер – 1, минеров – 72) и понтонную роту – 35 человек, прежней организации.

Основная часть инженерных чинов состояла в штате артиллерии и находилась в ведении Артиллерийского приказа и подчинялась генерал-фельдцейхмейстеру.

В русской армии имелись инженеры, не состоявшие в штате артиллерии, а находившиеся в подчинении Военной коллегии. Они подразделялись на два разряда. Инженерные чины первого разряда выполняли в основном чертежные работы и при необходимости непосредственно руководили совершенствованием имевшихся и строительством новых крепостей. На военных инженеров второго разряда, в большинстве своем состоящего из иностранных специалистов, возлагались задачи по составлению проектов долговременных и полевых укреплений, инспектированию оборонительного строительства и разработке предложений по этим вопросам.

Особое место в служебной иерархии занимали военные инженеры приграничных крепостей, осуществлявшие общее руководство совершенствованием этих укреплений. Первоначально их назначение на должности и дальнейшее продвижение по службе определялось губернаторами и комендантами крепостей, а с 1715 г. в целях централизации управления они были переподчинены генерал-фельдцейхмейстеру.

Основные обязанности генерал-фельдцейхмейстера как главного начальника инженеров определялись Уставом Воинским 1716 г. Периодически они уточнялись и дополнялись. Например, в 1720 г. Петр I писал: «...ему (т.е. генерал-фельдцейхмейстеру) подобает благо фортификацию разуметь, понеже при осаде надлежит раскатам через его удобно учрежденным и заложенных быть... ему принадлежит как о фортификации, так и об артиллерии совершен¬ное иметь сведение... и стараться иметь искусных художников, а инженеров при осадах мужественных и основательно разумеющих фортификацию, понеже сей чин паче других страху подвержен бывает».

Для непосредственного руководства осадными работами и обеспечением боевых действий Уставом Воинским требовалось назначать инженерных начальников в полевой армии. Так, в главе третьей «О инженерах» отмечается: «Иногда инженеры имеют некоторые чины при полках, которые долженствуют в потребном случае и по данным указам от генералитетства таковой чин отправлять. Такожде, при войске бывает генерал-инженер, который над прочими команду имеет и оных по случаю наказывает». В главе тридцатой «Об обер-инженере» говорится: «Инженеров при войске иметь иногда много, а иногда мало бывает, как оные для каких намерений потребны суть; и имеют над собой одного вышнего или обер или генерал-инженера, или генерал-квартирмейстера, как определенно будет, которого указ они во всем исполняют и под его управлением быть имеют». Более того, стала очевидной необходимость иметь в частях штатных инженеров.

В 1722 г. «Определением» Военной коллегии от 5 декабря в каждом пехотном полку предписывалось иметь одного обер-офицера и двух кондукторов. Обер-офицеры являлись полковыми инженерами. В военное время они должны были руководить проведением инженерных мероприятий по обеспечению осады крепостей и возведением полевых сооружений, а в мирное время – обучать обер- и унтер-офицеров полка инженерному делу.

Развитие инженерных войск в период со второй четверти и до конца XVIII в. носило несколько противоречивый характер, который определялся, с одной стороны, засильем иностранцев в правительственных кругах, стремящихся следовать западным образцам во всех областях военно-инженерного искусства, а с другой – блестящей военной деятельностью великих русских полководцев П.С. Салтыкова, П.А. Румянцева, А.В. Суворова и военных инженеров Де-Кулона, Б.Х. Миниха, А.П. Ганнибала, внесших значительный вклад в дальнейшее развитие инженерных войск.

В 1730 г. штат инженерного корпуса был увеличен до 1427 чел. В состав корпуса входили: генералитет (генерал-инженер и два генерал-майора), инженерная канцелярия, полковой штаб, восемь кампаний (рот), инженерные чины крепостей, инженерная школа и минерная рота. Среди них было 27 иностранных инженеров, штаб- и обер-офицеров. Прием в инженерный корпус большого числа иностранцев был обусловлен недостаточностью инженерного образования, которое ограничивалось только увеличением штата учеников школы до 75 вместо прежних 60.

В середине XVIII в. инженерный корпус кроме выполнения задач по прямому предназначению использовался для реконструкции Киева и Зимнего дворца в Петербурге, проведения гидротехнических работ на р. Волхов, строительства и восстановления дорог, мостов, каналов и других объектов. Это было обусловлено тем, что инженеры были одними из самых просвещенных и образованных людей Российской империи.

Семилетняя война (1756-1763 гг.) России с Пруссией заставила пересмотреть отношение к инженерному корпусу и взгляды на место и роль инженерных войск. В начале войны в действующую армию была включена только минерная рота (120 чел.), при артиллерии находилась команда понтонеров (30 понтонов), что не могло обеспечить выполнение широкого комплекса инженерных мероприятий.

В 1757 г. взамен минерной роты развертывается инженерный полк. В соответствии с утвержденным 11 декабря 1757 г. штатом предусматривалось в составе полка иметь штаб и шесть рот (две минерные, две пионерные и две мастеровые) по 312 чел. в каждой. Роты состояли из партий. Общая численность полка составляла 1890 чел. Петровская минерная рота вошла в состав полка. В 1760 г. полк был реорганизован и стал иметь четыре пионерные и две минерные роты. Характерно, что впервые в состав инженерного корпуса были включены пионеры, то есть саперы.

Понтонная команда, входившая в состав артиллерийского полка, 11 января 1757 г. была развернута в роту численностью 378 чел., состоявшую из трех отделений по 56 понтонеров и 210 нестроевых при понтонном парке. Каждое отделение имело 30 медных понтонов (длиной 117 м), поступивших на вооружение в 1754 г. на замену понтонов, обитых жестью. Высочайшим рескриптом от 14 марта 1760 г. штат понтонной роты был увеличен на 89 чел.

В первые годы правления Екатерины II количество инженерных войск было резко сокращено. В связи с окончанием Семилетней войны, 1 апреля 1763 г. был утвержден новый штат инженерного корпуса, в соответствии с которым инженерный полк подлежал расформированию. Корпус отныне состоял из штаба, одной минерной и одной пионерной рот, каждая по 235 чел. Вместе с Фортификационной конторой численность инженеров составила 1699 чел. Несколько позже Корпус пополнился за счет особой инженерной роты южных границ численностью 258 чел.

Русско-турецкая война 1768-1774 гг. выявила необходимость увеличения полевых инженерных войск: 6 апреля 1771 г. вместо пионерной роты инженерного корпуса при Генеральном штабе создается особый пионерный батальон 4-х ротного состава. Но уже в 1775 г. батальон расформировывается. В каждой роте пехотных батальонов и полков назначался один мастеровой.

Анализ проведенных мероприятий свидетельствует о том, что планомерного развития инженерных войск в этот период не наблюдалось. Разнообразие возникающих задач обуславливало создание специально предназначенных для их выполнения инженерных частей, которые в последующем расформировывались. Возрастание значения военно-инженерного дела в обеспечении боевых действий при отсутствии достаточного количества инженерных войск вынуждало великих полководцев конца XVIII века, таких как А.В. Суворов, привлекать к выполнению инженерных мероприятий силы родов войск.

Наиболее существенным вкладом императора Павла I в развитие инженерных войск следует считать создание им пионерного полка и второй понтонной роты, что было обусловлено подготовкой к войне с Англией, потребовавшей резкого увеличения инженерных войск. Тем самым императора Павла I можно считать основателем полевых инженерных войск.

Приказом от 27 февраля 1797 г. при артиллерии учреждался пионерный полк в составе десяти рот пионеров и двух рот минер-саперов. Этим же приказом было определенно иметь две понтонные роты, каждая по 200 понтонов. Роты делились на восемь понтонных депо (Санкт-Петербург, Рига, Смоленск, Киев, Херсон, Азов, Казань и Москва) по 50 понтонов в каждом. В июне 1797 г. из состава этих депо для армии фельдмаршала В.А. Репнина были сформированы четыре депо по 25 понтонов. Укомплектование понтонных рот всем необходимым имуществом (в первую очередь, самими понтонами в количестве 300 штук), планировалось осуществить в течение трех лет.

В соответствии со штатом, утвержденным 24 декабря 1798 г., пионерный полк делился на два батальона, в каждом из которых полагалось иметь по роте минер-саперов и по пять рот пионеров, разделенных на восемь депо. Командующим пионерным полком назначался один из инженерных генерал-майоров, командиром же первого батальона должен был стать полковник, а второго – подполковник.

Штат полка составлял 2354 чел.: 56 офицеров (полковник – 1, майоров – 3, капитанов – 7, штабс-капитанов – 5, поручиков – 12, подпоручиков – 27), 5 чиновников (аудитор, квартирмейстер, лекарей – 3) и 2293 нижних чинов (2017 строевых и 276 нестроевых). Пионерный полк был также равномерно распределен по депо, и лишь в Риге и Киеве имелось по две роты. Таким образом, полк и понтонные роты не имели единого пункта постоянной дислокации, их единая организационная структура существовала номинально. Первым шефом полка был назначен Х.В. Шванебах.

Указом Павла I от 24 декабря 1798 г. был введен новый штат инженерного корпуса численностью 1342 чел. Корпус в своем составе имел 10 генералов, 33 штаб-офицеров, 153 обер-офицеров, 305 кондукторов, 841 нижних чинов. Кроме этого, в крепостях содержалось 471 мастеровых.

Следует отметить, что в рассматриваемый период в целом численность инженерных войск весьма существенно колебалась от эпохи к эпохе.

Развитие средств инженерного вооружения

В годы Семилетней войны ярко проявился талант воспитанника инженерной школы Андрея Немого. Будучи командиром понтонного парка, он проникся мыслью о необходимости замены громоздких, обладающих малой грузоподъемностью медных понтонов более легкими. При решении этой задачи им был изобретен новый понтон, состоящий из деревянного каркаса, обтянутого парусиной, который состоял на вооружении русской армии около 150 лет. Труд Андрея Немого «Руководство к знанию о походных мостах, употребляемых при войсках, а особливо из парусиновых понтонов» стал важным вкладом в отечественную инженерную науку. В нем впервые в мире были разработаны теоретические основы расчета наплавных мостов, указаны способы практического применения понтонных парков, особенности их изготовления, хранения и ремонта.

Развитие понтонно-переправочных средств и способов их боевого применения продолжалось и в последующем. С целью повышения возможностей инженерных войск и эффективного их использования Суворовым в 1792 г. был разработан штат инженерного парка для осады крепостей, исправления дорог, устройства мостов и переправ. Однако претворить свой проект в жизнь, вследствие косности правящих кругов, Суворову не удалось, что не умаляет теоретического значения задуманных им мероприятий в деле развития инженерных войск России.

Совершенствование центральных органов управления инженерными войсками

Возрастающее значение инженеров как организаторов и руководителей мероприятий по инженерному обеспечению боевых действий войск, значительное увеличение территории государства, требующее неотложных мер по укреплению его границ, обусловили необходимость создания самостоятельного органа управления инженерными войсками. 22 декабря 1722 г. Военной коллегией было определено: «...над всеми крепостями быть генерал-директором, генерал-майор Де-Кулон, в его же дирекции быть всем инженерам, инженерной и минерной ротам». С учреждением должности генерал-директора над крепостями при нем была создана собственная канцелярия, которая обеспечивала всем необходимым строительство и реконструкцию крепостей, разрабатывала проекты создания оборонительной системы государства.

В октябре 1723 г. Петр I дает указание Военной коллегии: «Исправить инженеров и минеров, дабы не было недостатка и сделать аншталт инженерный особливо, изыскивая к тому разных государств примеры». Во исполнении этого генерал-майор Де-Кулон составил первый в России проект устройства инженерной части и ее управления. Проектом «О управлении инженерным корпусом и фортификациею» предусматривалось: оставить в системе обороны страны только 31 крепость; провести деление инженеров на полевых (войсковых) и гарнизонных (крепостных); увеличить штат инженеров до 489 человек (246 полевых и 243 гарнизонных).

В соответствии с этим проектом «генерал-директор должен ко всему искусному, храброму и трудолюбивому мужу, попечливому... весьма знать математические части... и протчие науки и фортификации в крепком основании». В мирное время он должен был осуществлять: руководство строительством и совершенствованием крепостей, распределением средств на эти нужды, надзор за инженерной школой. В военное время на него возлагались обязанности по управлению действиями инженеров, определению мест для лагерей, составлению проектов полевых укреплений; кроме того, при осаде крепостей – определять направления для атаки и руководить осадой, а при ее обороне – возглавить руководство обороной.

21 октября 1723 г. проект был представлен в Главную артиллерийскую канцелярию, где подвергся всесторонней проверке. 13 января 1724 года Петр I, выслушав доклад генерал-майора Де-Кулона, на докладном реестре написал: «Оный штат расписать в Военной коллегии, которым быть полевыми и которым гарнизонным, а о ранге против артиллерийского внести в табели». 21 января Петр I сам лично составил штатное расписание инженерного корпуса. Однако с кончиной Императора проекты отделения инженерного ведомства от артиллерии не получили своего завершения. К тому же, один из последних указов петровских времен гласил, утверждая приоритет артиллерии: «Инженерство и минерство, по указам Его императорского Величества, велено быть в дирекции (подчинении) генерал-майора Де-Кулона. И хотя оное в его генерал-майора дирекции, но под высшим управлением Главной Артиллерии всякими учреждениями».

В первые послепетровские годы была продолжена работа по созданию самостоятельного органа управления инженерным ведомством. Так, разработанный и представленный 22 мая 1726 г. в Военную коллегию проект генерал-майора Де-Кулона «Устройства инженерной части и управления ею» был одобрен, и уже 25 июля при утверждении нового штата коллегий и их контор указом было определено учредить при генерал-директоре фортификации особую контору (фортификационную) «куда и передать из Артиллерийской канцелярии все дела до инженерства касающиеся, а так же о строении и починении крепостей и содержании оных. А для вспоможения во исправлении в той конторе дел определить ему (Де-Кулону) офицеров из своей команды, також и канцелярских служителей потребное число; … инженерство и минерство армейское и гарнизонное и со школою и такоже строение и починку крепостей ему ведать и все, что по оному надлежит исправлять, яко генерал-директору».

За свое непродолжительное пребывание в должности генерал-директора Де-Кулон внес значительный вклад, прежде всего, в организацию самостоятельного управления инженерными войсками. Поэтому его справедливо считают первым главным начальником инженеров.

Окончательное выделение инженерного управления в самостоятельное ведомство было проведено в 1727 г. по указу императора Петра II, в котором говорилось: «Инженерное управление от артиллерии отделить и генералу фон-Миниху быть над фортификациями всей Российской Империи и над всеми инженерами обер-директором». Указом Военной коллегии от 22 июня этого же года было определено передать в ведение Б.Х. Миниха все, что касается инженерной части и крепостей.

Указом Военной коллегии от 3 июня 1728 г. был утвержден штат, определивший полный состав инженерного ведомства (913 чел.), в которое вошли: инженерный корпус (инженерный генералитет, фортификационная контора, начальники инженерных (крепостных) департаментов, инженерный полк и минерная рота) и инженерная школа, а так же вспомогательный состав – писари, мастеровые и рабочие крепостей. При генерал-директоре инженерного ведомства существовала фортификационная контора, которая в первые годы являлась, по сути, канцелярией генерал-директора, в лице которого сосредоточивалась вся власть над инженерами.

В 1735 г. должности генерал-фельдцейхмейстера и обер-директора были разделены. Фельдмаршал Б.Х. Миних стал исполнять должность обер-директора. Управление инженерной частью вновь сосредоточилось в фортификационной конторе.

Новая реорганизация управления артиллерийским и инженерным ведомствами была проведена в 1743 г. – были развернуты Канцелярия главной артиллерии и фортификации и особая Фортификационная контора. В Канцелярию были переданы полномочия по рассмотрению и утверждению проектов новых и реконструкции старых крепостей; финансированию и закупке материалов за границей; командированию генералов и офицеров, в ее состав входили два инженер-генерала или штаб-офицера. Фортификационная контора предназначалась для передачи и исполнения распоряжений Канцелярии и в ее обязанности входило: содержание крепостей за счет выделяемой штатной суммы, заготовка различных материалов, финансово-экономическая деятельность, включая и довольствие личного состава, а также контроль за деятельностью инженерной школы.

В последующие годы Фортификационная контора была разделена на две части (Санкт-Петербургскую и Московскую), что повлекло за собой некоторое ослабление централизованного управления инженерным ведомством.

В царствование Павла I инженерное и артиллерийское ведомства были реформированы. 26 ноября 1796 г. указом императора должности и звание генерал-фельдцейхмейстера и генерал-инженера были ликвидированы, а вместо них введены должности инспектора артиллерии (командира артиллерийского корпуса) и инспектора инженеров. Крепости были переподчинены инженер-квартирмейстеру. Первым инспектором инженеров был назначен инженер-генерал-поручик А.В. Тучков.

В 1798 г. был принят штат по всем отраслям военного управления. Артиллерийская экспедиция, являясь особым отделом Военной коллегии, стала состоять из целого ряда отделов, в том числе понтонного, в подчинении которого находились понтонные депо. При экспедиции была создана чертежная, в которой по инженерной части состояли: 2 капитана, 2 штабс-капитана, 1 поручик, 2 подпоручика и 4 кондуктора. В их обязанности входило: рассмотрение различных проектов и смет по сооружениям; проверка месячных и годовых отчетов о работах, произведенных в крепостях; составление чертежей и смет строительства новых укреплений и зданий; распределение сумм по объектам.

Отрицательно сказывалось на работе инженерного ведомства его неоднократное переподчинение. Возложив на себя обязанности начальника инженеров, Павел I по сути дела отделил инженерное ведомство от артиллерии и от самих инженерных войск. Подтверждением этому может служить его письмо от 15 сентября 1797 года к инспектору артиллерии генералу П.И. Мелисино: «То с удивлением увидел я через определение бригадира Труссона в Петербурге, что вы входите в распоряжение по инженерной части до вас совсем не принадлежащей. За что делую вам письменный выговор. Запрещаю в тоже самое время мешаться в дела не вашего ведомства, а инженерная часть будучи отделенная и особая должна быть в моем собственном распоряжении».
Для непосредственного же управления инженерным ведомством в качестве генерал-адъютанта по инженерной части 27 февраля 1797 г. был назначен инженер-генерал-майор И.И. Князев. Являясь присутствующим в Артиллерийской экспедиции, он до середины 1800 г., по сути, являлся руководителем инженерного ведомства и по всем инженерным делам докладывал лично императору. 30 мая 1800 г. в связи с отъездом генерал-лейтенанта Князева для инспектирования работ на реках Волхов, Шелонь и Великая инженерное ведомство поступило в подчинение инспектора артиллерии генерал-лейтенанта А.И. Корсакова, который при вступлении Александра I на престол являлся главой инженерного корпуса.

Выполнение задач инженерного обеспечения боевых действий

Большое внимание инженерному обеспечению боевых действий русских войск уделял Петр I. В 1705 г. под его руководством создается гродненский укрепленный лагерь, отличающийся от предшествующих новыми формами фортификационного оборудования местности. Внешний пояс лагеря представлял собой насыпные укрепления, расположенные в одну-две линии. В укреплениях по требованию Петра оборудовались казематы, в которых солдаты могли укрыться во время артиллерийского огня. Умелое расположение позиций артиллерии обеспечивало обстрел местности перекрестным огнем. О высокой эффективности этих сооружений свидетельствует тот факт, что Карл XII, начав войну с Россией, не решился атаковать эти укрепления.

Наиболее ярко талант Петра I как военного инженера проявился в знаменитой Полтавской битве 27 июня 1709 г., в которой до этого непобедимая шведская армия была разбита наголову. Успеху русских войск в этой битве во многом способствовало умелое инженерное оборудование поля сражения. Русская армия, вопреки общепринятому на Западе способу боя за непрерывной линией укреплений, применила систему редутов для рассечения боевых порядков шведов. Эта система включала линию из шести редутов, закрывавшую проход между двумя лесными массивами, и перпендикулярно ей выдвинутую вперед линию из четырех редутов.

Перед началом боевых действий двигавшиеся к месту сражения колонны шведов наткнулись на четыре передовых редута и были вынуждены разделиться на две группы. При дальнейшем движении вперед пехота и конница шведов подверглись губительному фланговому ружейному огню из шести редутов, а затем попали под фланговый огонь всей русской артиллерии. Вследствие этого возникли благоприятные условия для сокрушительного разгрома противника решительным штыковым ударом.

В годы Северной войны значительное развитие получило инженерное обеспечение осады и штурма крепостей. После неудачи под Нарвой, показавшей, что метод постепенной атаки не соответствует ни характеру действий русской армии, ни стратегическим задачам завоевания выхода к Балтийскому морю, Петр I стал повсеместно применять метод ускоренной атаки крепостей. Наиболее яркими примерами в этом отношении стали боевые действия русских войск во время осады Дерпта (Юрьева) и Нарвы в 1704 г. Тщательно разработанный план, умелый выбор направления главного удара, сосредоточенный огонь артиллерии и решительный штурм характеризовали ускоренную атаку сильных крепостей.

Война с Турцией 1736-1739 гг. явилась хорошей школой для русских инженеров. В кампании 1736 г. для переправы армии через р. Днепр у Мишурина Рога вблизи Переволочны они навели мост на судах длиной 1100 м, а в 1737 г. при переправе через р. Буг были наведены два понтонных моста по 49 м каждый для артиллерии и два наплавных моста на бочках для пехоты. В составе действующей армии имелось 37 инженеров и 134 минера, которые обеспечивали осадные действия при Азове и других укрепленных пунктах Османской империи.

В ходе Семилетней войны инженерный полк участвовал в оборудовании полевых укрепленных лагерей для войск, наводил переправы, подрывал шлюзы, обеспечивал осаду крепостей. Была организована и боевая подготовка войск. Так, пионерные роты были разделены каждая на семь партий и обучались определенным навыкам: первая партия – заготовке тур и фашин, вторая – постройке батарей и укреплений, третья – апрошей и параллелей, четвертая – ведению сап (ходов сообщения) и устройству переходов через крепостные рвы, пятая – устройству полисадов, рогаток, тачек и т.п., шестая училась подземноминному делу, наконец, седьмая партия предназначалась для хозяйственных работ.

Используя имеющиеся на вооружении медные и парусиновые понтоны, понтонеры показали выдающиеся образцы скоростного для того времени наведения наплавных мостов. Так, в 1758 г. при взятии Тильзита для переправы русских войск через р. Неман понтонерами (312 чел.) в течение 70 часов из 31 плота был построен наплавной мост длиной 120 м, в 1760 г. через рукав р. Вислы у Кульма менее чем за 3 суток был наведен мост длиной 360 метров, состоявший из 22 медных, 3 жестяных и 48 парусиновых понтонов, а через р. Одер – два моста, причем один был собран из парусиновых понтонов, а другой – на козлах длиной по 85 м каждый. По этим двум мостам прошла 20-тысячная армия с артиллерией.

Большое внимание выполнению задач инженерного обеспечения боевых действий А.В. Суворов, постоянно заботившийся о повышении уровня инженерной подготовки русских войск. Настойчиво развивая идеи Петра I и П.А. Румянцева, заложивших основы инженерной подготовки русской регулярной армии, Суворов не только развил, но и поднял ее в своих войсках на невиданную ранее высоту. Обучая свои войска строить укрепления «по правилам науки», Суворов не ограничивался окопным делом, а знакомил войска и с постройкой более прочных укреплений. Суворовские чудо-богатыри отрывали глубокие рвы, насыпали высокие валы, устраивали различные заграждения – палисады, рогатки, засеки, волчьи ямы и т.п. В ряде случаев в войсках создавались участки долговременных укреплений, в которых размещалась артиллерия и другие боевые поражающие средства.

Наиболее тщательно А.В. Суворов готовил штурм крепостей. Организация и проведение его войсками инженерных мероприятий по обеспечению штурма являют собой классические примеры, показывающие глубокое знание полководцем фортификации, тщательный учет им особенностей конкретных крепостных сооружений и характера военного искусства противника, а также целесообразное использование всех имеющихся средств инженерного вооружения. Наиболее ярким примером тому является штурм Измаила – удивительный, непревзойденный образец предусмотрительности и тщательной всесторонней подготовки, включая инженерную. Изучив до мелочей крепость, Суворов провел целый ряд рекогносцировок с представителями войск. Он организовал заготовку недостающих средств (40 штурмовых лестниц, 2000 фашин и других приспособлений), возведение оборонительных укреплений и заграждений по образцу измаильских для тренировки войск по преодолению рва и вала. Благодаря проведенным мероприятиям неприступная крепость под ударом русских войск пала, причем штурмующие понесли меньшие потери, чем гарнизон крепости, состоявший из турок и крымских татар.

Войска под руководством А.В. Суворова мастерски форсировали водные преграды, используя при этом как штатные средства, так и средства из местных материалов. В походах, осуществляемых в высоких темпах, понтонные парки следовали непосредственно за армией, а иногда и за авангардами. Пионеры (саперы) со своими «летучими» мостами обычно шли непосредственно при авангардах. Суворов избегал шаблона при выборе места переправы, подчиняя решение этого вопроса интересам боя. С целью достижения внезапности атаки противника он нередко шел на технические неудобства при оборудовании переправы. Если же обстановка не требовала особой спешности и скрытности, мосты строились заблаговременно и обеспечивались предмостными укреплениями.

К заслугам А.В. Суворова следует отнести и то, что им были разработаны основы боевого применения инженерных войск. Те немногочисленные инженерные подразделения, которые имелись в его войсках, не распылялись по дивизиям, полкам, батальонам и ротам для руководства пехотой при выполнении ею инженерных работ, а использовались для решения наиболее сложных задач по их прямому предназначению.

Укрепление границ государства

Основы подготовки территории государства к обороне в инженерном отношении в начале XVIII в. были разработаны Петром I. По его замыслу предусматривалось обеспечить оборону страны от вторжения вражеских сил активными действиями армий, опиравшихся на крепости, а не барьером крепостей с сильными гарнизонами. В 1703 г., когда встал вопрос об укреплении новых морских границ, Петр I cпроектировал крепость Кронштадт в виде ядра и отдельных фортов (укреплений), вынесенных на некоторое расстояние от ограды крепости. Этим самым он почти на столетие предвосхитил появление крепости нового типа – фортовой крепости.

После завершения победоносной Северной войны для прочного закрепления занятых территорий под руководством Петра I был составлен проект под названием «Аншталт крепостей» (т.е. штат крепостей). В него вошли 34 крепости, из них 19 наиболее крупных предназначались для прикрытия северо-западных и западных границ.

Система созданных в петровскую эпоху приграничных крепостей отличалась от принятых на западе (системы Вобана) не только с количественной, но и с качественной стороны: линий крепостей создавалось вместо двух – одна; расстояние между крепостями вместо одного перехода – шесть-восемь.

Во второй половине XVIII в. заметный вклад в укрепление границ Российской империи и крепостное строительство внес выдающийся русский полководец, генералиссимус А.В. Суворов. Проявив себя непревзойденным организатором инженерной подготовки войск и выдающимся фортификатором, Суворов на практике показал наглядные примеры умелого применения наиболее целесообразных форм укрепления местности, полностью соответствующих сложившихся на протяжении столетий особенностям стратегии и тактики русской армии.

В 70-90-е гг. XVIII в., командуя войсками в Крыму и на Кубани, А.В. Суворов первым оценил чрезвычайно важное значение турецкого порта Ахтиар и построил в нем крепость Севастополь, впоследствии дважды покрывшую себя бессмертной славой в борьбе с иноземными захватчиками. Под его руководством военным инженером Ф.П. Деволаном при активном участии командующего гребной флотилией О.И. Дерибаса был составлен проект Гаджибейской крепости (с 1795 г. – Одесса), совмещающей в себе и сильное береговое укрепление, и торговый порт, и базу гребного флота. Для руководства строительством нового города-крепости по инициативе А.В. Суворова из Петербурга в Гаджибейскую крепость была перенесена канцелярия Экспедиции для строения крепостей.

Весной 1791 г. прославленный полководец после проверки российско-шведской границы и составления плана ее укрепления был назначен руководителем строительства крепостей в Финляндии. Плоды трудов Суворова на этом поприще были высоко оценены одним из его современников: «Укрепления им сделанные, привели поистине финляндские границы в безопасное оборонительное состояние и будут навсегда свидетельствовать его искусство и удивлять инженеров».

Большое внимание вопросам обороны границ государства уделял Павел I. Для определения качественного состояния отдельных крепостей и всей системы приграничных укреплений в 1797 г. им была создана комиссия, которой было поручено на основе инвентаризации, составить карту границ империи с показом на ней существующих и планируемых к строительству крепостных сооружений. От инженеров в состав комиссии был включен инженер-генерал-майор Ф.П. Деволан. Составленное им подробное стратегическое описание границ легло в основу нового штата крепостей, утвержденного 24 декабря 1798 г. Этим штатом предусматривалось в системе приграничных укреплений иметь 49 крепостей и 8 осадных депо, т.е. складов запасных шанцевых инструментов, размещенных в Санкт-Петербурге, Риге, Киеве, Бобруйске и Бендерах.

Военно-инженерное образование

В петровскую эпоху в войсках осуществлялось широкое распространение теоретических и практических сведений по военно-инженерному искусству. Однако без наличия учебных заведений по подготовке национальных инженер¬ных кадров эта задача не могла быть успешно решена. Поэтому в начале 1701 года открываются две школы: инженерная и навигацкая. О первой из них указ Петра I гласит: «1701-м году Января в 10 день по Имянному Великого Государя указу за пометою Думного дьяка Андрея Виниуса велено на новом пушечном дворе построить деревянные школы и в тех школах учить пушкарских и иных посторонних чинов людей и детей их словесной письменной грамоте цыфирью и иной инженерной наукам с прилежанием и выучась без указу с Москвы не съехать, так же в иной чин, кроме артиллерии не отлучаться и кормить и поить их в вышеписанных же школах...».

День подписания указа об открытии инженерной школы (21 января 1701 г.) в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 1370 от 18 сентября 1996 г. считается Днем инженерных войск.

Однако эти школы не могли обеспечить возрастающие потребности русской армии в инженерных кадрах. Были предприняты попытки по открытию частных школ у лучших иностранных специалистов. Однако, качество обучения в этих «школах» было низким, что подтверждается обращением воспитанников одной из них к царю: «Били челом Великому Государю школьные ученики 29 человек, которые в учении у инженера Грана. В прошлом де 1708 году извещали они на него Грана, что он их не учил, а заставлял всякую свою домовую работу работать...».

Воспитанники инженерной школы, неуспевающие по предметам обучения и не усвоившие, тем самым, учебную программу, переводились сержантами и рядовыми в минерную роту. На должности кондукторов (унтер-офицеров, имеющих техническое образование) этой роты назначались воспитанники школы, хорошо усвоившие учебную программу.

Растущие потребности русской армии в военных инженерах с более высоким уровнем подготовки обусловили необходимость дальнейшего совершенствования военно-инженерного образования. С этой целью 16 января 1712 г. Петром I подписывается указ: «Школу инженерную умножить, а именно отыскать мастера из Русских, который бы учил цифири, или на башню (Сухареву, где помещалась школа для обучения арифметики) для сего учения посылать и когда арифметику окончат, учить геометрию столько, сколько до инженерства надлежит; а потом отдавать Инженеру учить фортификацию и держать всегда полное число 100 человек или 150, из которых чтоб две трети, или по нужде были из дворянских детей».

В последующие годы вновь были предприняты попытки увеличения количества учебных заведений за счет открытия частных школ у наиболее подготовленных инженеров. Однако предпринимаемые меры оказались недостаточными. В связи с этим, указом Петра Великого от 16 марта 1719 г. в Санкт-Петербурге была учреждена инженерная (учебная) рота. В соответствии с указом от 22 июня 1720 г. в Москве была открыта новая инженерная школа на 100 воспитанников. Обучение в петербургской и московской инженерных школах осуществлялось с обязательным проведением практических занятий. С целью поднятия престижа инженерных воспитанников и заинтересованности их в качественном изучении программы обучения после неоднократных обращений генерал-майора Де-Кулона последовал указ от 27 января 1721 г. о повышении в чинах наиболее успевающих воспитанников. Деятельность этих двух школ продлилась недолго, так как указом Военной коллегии от 8 июля 1723 г. предписывалось: «Император указал инженерную и минерную роты учредить и обучать генерал-майору Де-Кулону, а комплектовать от роты из учеников инженерных, кои в санкт-петербургской и московской школах и оныя свесть в одно место и быть им поддирекциею его генерал-майора».

Одновременно с совершенствованием системы подготовки инженерных кадров Петр I немало внимания уделял распространению военно-инженерного дела среди офицеров и унтер-офицеров родов войск. Показателен в этом отношении указ от 21 февраля 1721 г.: «Зело нужно дабы офицеры знали инженерство, того ради обер- и унтер-офи¬церам оному обучатца, а егда и то не будут знать, то выше чинами производитца не будут... Того дня объявить всем обер- и унтер-офицерам нашего полка, чтоб инженерству учились, а особливо которые двадцать пять лет моложе с таким объявлением, что до сих лет ежели кто не будет знать, а особливо нижеписанной части, тот не будет произведен выше из того чина, в котором он ныне обретается, и для сего учения всегда, где полк станет на квартиры, занимать особливый двор и чтоб из наших офи¬церов, которые инженерство знают, по одному или по два, непрестанно в оном переменялись, жили и офицеров обучали».

Во исполнение требований Петра I с целью распространения военно-инженерных знаний в войсках проводились совместные учения, занятия и работы. Так, по указу генерал-фельдцейхмейстера Я.В. Брюса от 16 декабря 1723 г. на практическое занятие с инженерными командами и инженерными учениками, проводимое под руководством генерал-майора Де-Кулона, были привлечены солдаты гвардейских полков.

Таким образом, стремление Петра I к повышению уровня технического образования и распространению теоретических и практических знаний по инженерному искусству побудило к значительному расширению и качественному улучшению системы подготовки кадров. Для этих целей предпринимались следующие меры: приглашались на службу иностранные специалисты; учреждались инженерные школы; поощрялись частные школы; разрешалось дворянам выезжать для обучения за границу; использовались всякого рода поощрения обучающихся этим наукам; служившим в инженерах назначались оклады втрое больше, чем армейским чинам; инженерному делу обучались офицеры и унтер-офицеры родов войск; проводились совместные учения инженерной школы и минерной роты с гвардейскими полками и т.п.

В результате деятельности Петра I и его сподвижников к концу первой четверти XVIII была заложена основа военно-инженерного образования, начал складываться корпус военных инженеров, созданы первые подразделения инженерных войск. Все это дает основание считать Петра Великого создателем инженерных войск русской регулярной армии.

Потребность в покрытии некомплекта инженеров, обусловленная потерями в войнах 30-40-х гг. с Польшей, Турцией и Швецией, предопределила необходимость улучшения подготовки инженерных кадров. В 1746 г. инженерная школа была вновь отделена от артиллерийской. В 1747 г. открылась новая школа в Киеве. Но в последующие годы, по мере покрытия некомплекта существующих инженерных формирований, число воспитанников инженерных школ начало сокращаться. К концу 1752 г. Московская школа прекратила свое существование, а в Петербургской осталось 75 учеников, то есть она была приведена к состоянию 1730 года. В результате этих мероприятий к середине 50-х гг. XVIII в. уровень специальной подготовки военных инженеров оказался значительно снижен.

В связи с приготовлениями к войне с Пруссией и возрастающей по-требностью в инженерных кадрах руководство инженерной школы в 1753 г. было возложено на инженер-генерала А.П. Ганнибала. При его активном участии в школе был восстановлен порядок занятий, который существовал при Петре I. Для практического обучения воспитанников на Выборгской стороне был оборудован учебный полигон, на котором отрабатывались вопросы строительства и штурма крепостей, ведения подземно-минной войны, отрывки рвов и траншей. Однако обеспечить возросшую потребность государства и войск в инженерных кадрах при малочисленном выпуске не представлялось возможным. Отсутствие необходимого количества инженеров обусловило назначение на их должности армейских офицеров, которые во время обучения в Кадетском корпусе изучали фортификацию, или из числа «подготовленных инженерству в полках».

Вступление в 1756 г. в должность генерал-фельдцейхмейстера графа П.И. Шувалова ознаменовало новый этап в развитии инженерных войск и инженерного корпуса в целом. К числу нововведений, осуществленных графом Шуваловым, относятся: составление «Регламента о содержании и правительстве Инженерного корпуса и фортификации», преобразование Инженерной конторы, учреждение инженерного полка, разработка положений о крепостях и оборонительных линиях и т.п.

Если в развитии инженерных войск и улучшении их технической ос-нащенности в годы правления императрицы Елизаветы Петровны наблюдались изменения к лучшему, то в системе подготовки инженерных кадров происходило обратное. В 1758 г. артиллерийская школа была переведена на Инженерный двор. Произошло объединение школ в одно учебное заведение – Артиллерийскую и Инженерную дворянскую школу на 135 воспитанников (75 для инженеров и 60 для артиллерии). Начальником объединенной школы был назначен инженер-капитан М.И. Мордвинов, бывший начальник инженерной школы. Уровень подготовки выпускников, несмотря на предпринимаемые меры по улучшению обучения, не соответствовал требованиям инженерного ведомства. Лишь отдельные воспитанники соответствовали требованиям времени, что являлось больше их личной заслугой, нежели достижением преподавателей учебного заведения.

Одним из наиболее выдающихся выпускников объединенной школы был Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов – будущий знаменитый полководец, герой Отечественной войны 1812 г., окончивший школу в 1760 г. в звании инженерного прапорщика и назначенный командиром роты Ахтырского полка, которым в то время командовал А.В. Суворов.

При Екатерине II в 1762 г. Артиллерийская и Инженерная школа была преобразована в Артиллерийский и Инженерный шляхетский кадетский корпус со штатом в 146 кадетов, подготовка специалистов инженерных войск постепенно ухудшалась, а их количество сокращалось. Этим, в сущности, и объясняется нехватка инженеров в России во второй половине XVIII в.

Такая тенденция продолжилась и в эпоху правления Павла I. 2-й кадетский корпус являлся единственным центром подготовки офицеров для инженерного ведомства. Ряд компетентных специалистов считал, что при Павле I российский инженерный корпус если не дошел до стадии краха, то и не развивался. Военный инженер генерал А.В. Васильев писал: «Хозяйственная часть начала решительно входить в круг действий инженеров, и они из военно-ученого сословия стали постепенно обращаться в строителей зданий, так что к концу столетия инженерное искусство в порядке службы уже уступило первенство знанию канцелярских форм и бухгалтерии».

Инженерно-техническое обеспечение

В середине ХVIII в., когда для хранения и подачи в войска необходимого набора шанцевого инструмента и других средств были созданы специальные понтонные парки, делившиеся на крепостные (сосредотачивались средства, необходимые при осаде крепостей) и полевые (хранился шанцевый инструмент на дивизию), зародилось инженерно-техническое обеспечение русской армии, которое в процессе своего исторического развития прошло несколько этапов, временные границы которых определялись степенью технической оснащенности инженерных войск и возрастанием их роли в вооруженной борьбе.

 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню