инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

1946-1991 ГГ.
ГЛАВА 9.
ЭВОЛЮЦИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК СОВЕТСКОЙ АРМИИ
В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД
ЭВОЛЮЦИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
На развитие инженерных войск после Великой Отечественной войны существенное влияние оказали возрастающие возможности экономики, достижения науки и техники, а также качественные изменения, происходящие в средствах и способах вооруженной борьбы вероятного противника.

Создание оргштатной структуры инженерных войск мирного времени

После окончания войны в 1945-1948 гг. проводились сокращение численности инженерных войск в соответствии с условиями мирного времени и перевод их на первые послевоенные штаты, в 1949-1953 гг. в ходе боевой подготовки, учений и маневров войск осуществлялась практическая проверка новой организационной структуры инженерных войск и ее дальнейшее совершенствование. К концу войны соединения, части и подразделения инженерных войск по организационной принадлежности делились на войсковые и РГК. К войсковым относились части и подразделения, организационно входившие в состав армейских объединений, соединений и частей родов войск. Они подразделялись на армейские, корпусные, дивизионные и полковые.

В связи с первой послевоенной реорганизацией Сухопутных войск в мае 1946 г. в Управлении начальника инженерных войск Советской Армии (УНИВ СА) создается комиссия для определения путей дальнейшего развития инженерных войск, предложившая в основу инженерных формирований оперативных объединений и РГК положить унифицированную моторизованную саперную бригаду и механизированный инженерный полк, в котором сосредоточить всю тяжелую инженерную технику, в армиях иметь по одной инженерно-саперной бригаде, во фронтах – по одному механизированному тяжелому полку, а в РГК – моторизованные инженерно-саперные бригады прорыва, понтонные бригады и полки. Основу войскового звена должны были составить дивизионные и корпусные саперные батальоны.

Одновременно была пересмотрена оргштатная структура инженерно-саперной бригады общевойсковой армии. Она стала включать в себя: три инженерно-саперных батальона
3-х ротного состава (328 чел. каждый) и один инженерно-механизированный батальон (319 чел.) в составе роты инженерных машин, инженерной роты танков-тральщиков и инженерно-танковой роты; отдельную роту инженерной разведки и роту переправочного парка (взвод автомобилей-амфибий, взвод легкого переправочного парка и два взвода разборных металлических мостов). Армейские инженерно-саперные бригады послевоенной организации по своим возможностям превосходили аналогичные бригады периода Великой Отечественной войны.

Подверглись реорганизации и инженерные формирования РГК. Инженерно-саперная бригада РВГК имела в своем составе управление, три инженерно-саперных, инженерно-танковый и огнеметный батальоны, три отдельные роты (инженерных машин, инженерно-разведывательную, переправочного парка). По существу, это была штурмовая инженерно-саперная бригада периода войны, в которой инженерно-танковый и огнеметно-танковый полки были переформированы в батальоны. Отдельный инженерно-танковый батальон численностью 324 чел. включал в себя две роты танков тральщиков и инженерно-танковую роту (танков-мостоукладчиков). Огнеметный батальон (329 чел.) состоял из роты огнеметных танков и роты ранцевых огнеметов.

В резерв ВГК входили также тяжелые понтонно-мостовые полки и отдельные понтонно-мостовые батальоны. Тяжелый понтонно-мостовой полк имел два батальона. На вооружении полков находились парки СП-19 или ТМП. Отдельные понтонно-мостовые батальоны состояли из двух понтонных рот с парком Н2П и одной парковой роты.

С образованием блока НАТО было принято решение о резком увеличении численности Советской Армии. В этих условиях, а также с учетом поступления на вооружение большого количества инженерной техники и выявленных недостатков в ходе маневров и учений войск, в начале 50-х гг. было принято решение включить в инженерные формирования (войскового, оперативного звена и РВГК) инженерно-технические подразделения, способные механизировать выполнение в боевых условиях наиболее трудоемких инженерных задач, что обеспечивало большую самостоятельность соединений и объединений в инженерном отношении.

По итогам учений и маневров 1951-1952 гг. было признано целесообразным иметь в саперном батальоне стрелковых, танковых и механизированных дивизий роту инженерных машин и инженерно-механизированную роту. Рота инженерных машин (инженерно-техническая рота) состояла из взводов: позиционных работ, дорожных машин и позиционных машин, а инженерно-механизированная – взвода сопровождения, дорожного и мостового взводов. В состав батальона дополнительно была включена десантно-переправочная рота. Кроме того, в его штате остались саперные роты. В саперные батальоны корпусов в группах советских войск за рубежом были включены третьи саперные роты, а в инженерно-механизированную роту и роту инженерных машин этих батальонов – взводы минных заградителей и плавающих автомобилей. Реорганизовывалась и армейская инженерно-саперная бригада, в которой предполагалось иметь три инженерно-саперных, один инженерно-механизированный и один переправочно-мостовой батальоны, роту фортификационных работ и роту управляемого минирования.

Значительному усилению подверглись инженерные войска РГК: были внесены изменения в штаты инженерно-саперной и понтонно-мостовой бригад. Инженерно-саперная бригада стала иметь три инженерно-саперных батальона, инженерно-механизированный батальон, инженерно-мостостроительный батальон и роту инженерной разведки. В понтонно-мостовую бригаду были включены пять понтонно-мостовых батальонов в составе двух понтонных и инженерно-мостостроительной рот. Кроме того, в резерве ГК предполагалось развернуть большое количество других инженерных формирований.

С массовым внедрением в войска ядерного оружия и других новейших видов боевой техники и вооружения. Большое влияние на развитие организации инженерных войск оказывало повышение их технической оснащенности. В соответствии с требованиями МО СССР, штабом инженерных войск в начале 1954 г. были подготовлены предложения по изменению организационно-штатной структуры инженерных войск. В предложениях предусматривалось примерно половину инженерно-саперных частей и подразделений перевести на инженерно-технический профиль. При этом предлагалось вдвое увеличить в них количество дорожной и землеройной техники. Остальные части требовалось оснастить бронетранспортерами с прицепными минными раскладчиками.

Реорганизация инженерных войск, с учетом требований ядерной войны, была проведена в середине 50-х гг. Новыми штатами предусматривалось иметь: в стрелковом корпусе – отдельный саперный батальон, в стрелковой, механизированной и танковой дивизиях – отдельный саперный батальон, в стрелковом, механизированном и танковом полках – саперную роту, а в танково-самоходном и тяжелом танково-самоходном полках – саперный взвод. Организационная структура отдельных саперных батальонов всех типов дивизий была уточнена. В однотипных саперных батальонах стрелковых, танковых и механизированных дивизий имелись две саперные, десантно-переправочная, инженерно-механизированная, инженерно-техническая роты и взвод инженерной разведки.

Впервые были развернуты инженерные подразделения в артиллерии. В штаты артиллерийской дивизии прорыва, пушечной артиллерийской дивизии, истребительной артиллерийско-противотанковой бригады РВГК включалась инженерно-саперная рота. Отдельные артиллерийская и минометная бригады имели саперные взводы.

Большие изменения произошли в оперативном звене инженерных войск. Впервые создается фронтовой комплект инженерных войск. Причиной этого стало резкое возрастание объемов фронтовых инженерных задач в условиях ядерной войны (оборудование защищенных пунктов управления, возведение глубокой системы фронтовых оборонительных рубежей и т.д.). Во фронтовой комплект были включены инженерно-саперная бригада, понтонно-мостовая бригада, отдельный понтонно-мостовой полк СП-19, отдельные батальоны полевого водоснабжения, глубокого бурения, разминирования, отдельный инженерно-маскировочный батальон, а также отдельные роты (полевого водоснабжения, управляемого минирования, электрозаграждений). Количество машин инженерного вооружения по новым штатам было увеличено: землеройных – более чем в два раза, лесозаготовительных – в два раза и бронетранспортеров – в 2,5 раза. Выросло количество ремонтных мастерских.

В РГК были включены инженерно-саперные, понтонно-мостовые бригады, батальоны разминирования, глубокого бурения и гидротехнические. Для горных районов предусматривалось иметь специальные инженерные части – отдельные инженерно-саперные горно-вьючные батальоны (две инженерно-саперные, инженерно-механизированную роты, взводы разведки и ранцевых огнеметов).

Развернуть необходимое количество формирований инженерных войск по данной оргштатной структуре не удалось в связи с коренной реорганизацией Сухопутных войск в конце 50-х гг., когда началось развертывание РВСН, что потребовало проработки проблем начального периода ракетно-ядерной войны. В новых условиях вооруженной борьбы штатный комплект инженерных частей и соединений фронта должен был обеспечить его самостоятельность при развертывании и проведении первых операций, общевойсковой армии – на вспомогательном направлении, а танковой армии – после ввода ее в сражение. По штатам 1962-1963 гг. в отдельные саперные батальоны мотострелковой и танковой дивизий входили саперная, переправочно-десантная, инженерно-техническая, инженерно-дорожная роты и разведывательно-водолазный взвод. В мотострелковом полку этих дивизий имелась саперная рота (саперный и технический взводы), а в танковом полку – саперный взвод.

В армейский комплект были включены части и соединения, существенно повышавшие возможности армий по обеспечению форсирования водных преград и оборудованию защищенных пунктов управления. Общевойсковая армия получила понтонно-мостовой полк 2-х батальонного состава, переправочно-десантный батальон, состоявший из двух рот плавающих транспортеров, роты десантно-транспортных плавающих машин и роты гусеничных самоходных паромов и инженерную роту оборудования пунктов управления.

В танковую армию вместо бригады был включен инженерно-саперный полк в составе двух инженерно-саперных и одного инженерно-дорожного батальона, рот инженерной разведки и полевого водоснабжения. Кроме того, танковая армия получила понтонный полк и роту оборудования пунктов управления.

К середине 60-х гг. стало очевидным, что массовое внедрение в войска НАТО и ОВД тактического и оперативно-тактического ядерного оружия, создание на территории ФРГ ядерно-минного пояса приведут к возрастанию роли инженерных мероприятий по обеспечению передвижений войск. В связи с этим в 1966 г. структура инженерных войск была скорректирована в сторону увеличения количества соединений и частей в РГК при сокращении оперативного звена инженерных войск. Армейские и фронтовые инженерно-саперные бригады были переформированы в инженерно-саперные полки (три инженерно-саперных и один позиционный батальона, три отдельные роты – инженерно-маскировочная, полевого водоснабжения и инженерной разведки). Кроме того, общевойсковая армия получила инженерный батальон заграждений, а танковая – инженерный батальон разграждения. Из состава инженерных войск фронта были исключены громоздкие инженерно-строительная, инженерно-позиционная бригады и батальон глубокого бурения. Дополнительно в состав фронта вошли инженерная дорожно-мостостроительная бригада, отдельные инженерные батальоны заграждений, разграждения, переправочно-десантный и маскировочный батальоны. Одновременно увеличивалось количество инженерных формирований РГК: в него были включены инженерно-саперные, инженерные дорожно-мостостроительные и понтонно-мостовые бригады, понтонно-мостовые полки ППС, инженерно-позиционные полки.

С конца 60-х до середины 70-х гг. организационно-штатная структура инженерных войск была относительно устойчива, что было связано установившейся периодичностью смены средств инженерного вооружения (СИВ), равной 10-15 годам. Вместе с тем, принятие на вооружение армий США ядерных мин вызвало необходимость включения соответствующих подразделений в состав инженерных частей войскового звена Советской Армии – отдельных взводов разведки ядерных мин, введенных с 1972 г. в штат инженерно-саперных батальонов мотострелковых и танковых дивизий.

В середине 70-х гг. пересмотр концепций ведения войны – признание того, что первые операции могут проводиться без применения ядерного оружия, заставил внести очередные изменения в оргштатную структуру инженерных войск. Отдельные инженерно-саперные батальоны мотострелковых и танковых дивизий были оснащены новыми средствами инженерного вооружения, повысившими их возможности по обеспечению боя. Инженерно-саперный батальон мотострелковой (танковой) дивизии включал саперную, понтонную, переправочно-десантную (взвод ПТС и взвод ГСП), инженерно-дорожную роты, инженерно-технический взвод и взвод разведки ядерных мин.

В армиях и фронтах инженерно-саперные полки были вновь развернуты в инженерно-саперные бригады за счет включения в их состав инженерных батальонов заграждений и инженерных батальонов разграждения. В армейский и фронтовой комплект инженерных войск было включено новое формирование – инженерно-технический полк, в составе батальона оборудования пунктов управления, маскировочного батальона и батальона полевого водоснабжения. Понтонно-мостовой полк во фронте был развернут в бригаду включением в его состав переправочно-десантного батальона.

В РГК были сформированы качественно новые инженерные соединения – инженерные бригады штурма и разграждения, появление которых было обусловлено повышением возможностей войск вероятного противника по усилению заградительных свойств местности в соответствии с концепцией «минной войны». Одновременно понтонно-мостовые полки РГК были развернуты в понтонно-мостовые бригады, которые, в отличие от фронтовых, имели не переправочно-десантный батальон, а батальон подводных мостов. В остальном состав инженерных войск РГК остался без изменений.

В начале 80-х гг. с учетом опыта боевых действий в Афганистане в состав инженерных войск РГК были включены отдельные инженерно-дорожные аэротранспортабельные батальоны (361 чел., три инженерно-дорожные роты), предназначенные для подготовки и содержания путей, оборудования мостов при обеспечении боевых действий войск в горных условиях. Для транспортирования одной роты батальона со штатными техническими средствами по воздуху требовалось 17 вертолетов Ми-6. В последующем эти батальоны были включены в состав инженерных дорожно-мостостроительных бригад.

В мае 1985 г. было проведено уточнение организации инженерных войск, связанное с принятием новой оборонительной доктрины и разработкой концепции «Дивизия-87», в соответствии с которой в мотострелковой (танковой) дивизии предусматривалось иметь отдельный инженерно-саперный батальон, в составе инженерно-саперной роты (саперный взвод, взвод разминирования и взвод разведки и уничтожения ядерных фугасов), роты заграждений (взвод минных заградителей, взвод заграждений), инженерно-позиционной роты (инженерно-позиционный взвод, взвод инженерных конструкций, взвод полевого водоснабжения), инженерно-дорожной роты (два инженерно-дорожных взвода, инженерно-мостостроительный взвод), взвода плавающих транспортеров и разведывательно-водолазного взвода. Армейский комплект не претерпел изменений. В состав фронта была дополнительно включена инженерная бригада штурма и разграждения. Наряду с этим, был сохранен сильный инженерный РГК, позволявший усиливать объединения, формируемые и выдвигаемые из глубины страны на главный театр военных действий.

Таким образом, к 1991 г. организационных мероприятий в инженерных войсках резко увеличилось количество инженерно-технических частей и подразделений, что значительно повысило их возможности по выполнению задач инженерного обеспечения в новых условиях вооруженной борьбы.

Совершенствование средств инженерного вооружения

В послевоенный период была проведена значительная работа по созданию новых образцов инженерных боеприпасов, инженерного имущества и инженерной техники. В ноябре 1946 г. начальник инженерных войск Советской Армии представил заместителю Министра Вооруженных Сил СССР доклад о путях повышения технической оснащенности инженерных войск, в соответствии с которым основными видами инженерной техники должны быть: танк-тральщик, мостовой танк, механизированный штурмовой тяжелый мост, танк-бульдозер, броневой минный заградитель, танк-подрывник и бронированная подвижная огневая точка («прицеп»), что повысило бы возможности инженерных войск по выполнению задач инженерного обеспечения при сильном огневом воздействии противника и поднимало их маневренность до уровня механизированных и танковых соединений. Из-за ограниченных возможностей по производству СИВ для полной оснащенности инженерных войск потребовалось длительное время.

Развитие средств инженерной разведки велось в направлении разработки новых и модернизации существующих приборов наблюдения и фотографирования удаленных объектов, а также создания новых миноискателей. В 1946-1949 гг. был модернизирован саперный дальномер ДСП-25, приняты на вооружение саперный дальномер ДСП-30 и полевой фортификационный перископ ПФП-5. Для разведки минно-взрывных заграждений в разные годы в войска поступили миноискатели: ВИМ-625, ВИМ-625-В2, УМИВ-1, УМИН.

Совершенствование инженерных боеприпасов было направлено на обеспечение более высокой их эффективности и безопасности применения. В этом периоде были приняты на вооружение противотанковые мины: ТМ-46, ТМД-46, ТМК, противопехотные мины: фугасная ПМН, осколочно-заградительные ОЗМ-3 и ОЗМ с УВК. Для управления взрывом противотанковых мин были приняты на вооружение комплекты Краб-И и Краб-ИМ. Принимаются на вооружение пластичные взрывчатые вещества ПВВ-3 и пластит-4, стандартные заряды для подрывных работ СЗ-1 и СЗ-3, кумулятивные заряды КЗ-2 и КЗУ, огнепроводный и детонирующие шнуры в пластиковой оболочке, запал МД-5 и подрывные машинки КПМ-2 и ПМ-3. Были разработаны новые средства для минирования дорог МЗД-10, МЗМ, специальная мина МЗС, мина-сюрприз МС-3, сигнальная мина СМ, взрыватели для мин замедленного действия – ЧВМ-16, ЧВМ-60, ЭХВ-5.

Для механизации минирования в 1954 г. принимается на вооружение прицепной минный раскладчик ПМР-2, в 1956 г. – ПМР-3 обеспечивающие раскладку мин на поверхности грунта с определенным шагом, что увеличивало темп минирования в 2-3 раза.

Большое внимание уделялось развитию средств преодоления минно-взрывных заграждений. Для устройства проходов в минных полях взрывным способом разрабатываются удлиненный заряд УЗ-3 (1949 г.), комплекты средств для подачи удлиненных зарядов на минные поля путем наталкивания лебедкой и танком. В 1951 г. принимается на вооружение трал ПТ-54 как навесное средство к танку Т-54.

Достижением стала разработка десантно-переправочных средств и понтонных парков. В разные годы на вооружение принимаются: гусеничный плавающий транспортер К-61, десантно-транспортный плавающий автомобиль БАВ, малые плавающие автомобили МАВ-67 и МАВ-69. Развитие понтонных парков в первые послевоенные годы шло в направлении сокращения времени сборки паромов и наводки мостов. В 1946-1948 гг. была начата разработка трех новых понтонных парков: легкого (ЛПП), тяжелого (ТПП) и специального назначения (ППС).

Задача механизации дорожных и позиционных работ решалась путем привлечения из народного хозяйства наиболее эффективных дорожных и землеройных машин на тракторной и колесной базе. Для использования в инженерных войсках в качестве средств механизации прокладывания войсковых путей были приняты прицепной скрепер Д-147, бульдозер Д-157, кусторез Д-174А, прицепной грейдер Д-20, рыхлитель Д-162, плужный тракторный снегоочиститель Д-180А, автогрейдер Д-144 и снегоочиститель СТУ. Для сокращения сроков оборудования войсковых позиций большое внимание было уделено разработке средств механизации отрывки траншей и ходов сообщения. Одним из первых был принят на вооружение роторный траншейный экскаватор КГ-65, который был заменен более совершенной машиной ЭТР-152. Применялся также плужный траншеекопатель ПЛТ-60.

Развитие электротехнических средств велось в направлении обеспечения возросшей потребности Вооруженных Сил в электроэнергии для электрификации инженерных работ и для электроснабжения большого числа электропотребителей. На вооружение были приняты автомобильная прицепная электростанция ПЭС-15, переносная электростанция ПЭС-0,75, осветительная кабельная сеть, электроагрегаты серии АЛД. Для обеспечения эксплуатации аккумуляторных батарей началась разработка передвижных зарядных электрических станций мощностью 1 кВт, 2 кВт и 4 кВт.

Получили свое развитие и средства водоснабжения войск. В первые послевоенные годы проводилась модернизация мелкотрубчатого колодца МТК и бурового станка АВБ-100, которые поступили в войска под названием МТК-2 и АВБ-3-100. Тогда же были отобраны из народного хозяйства мотопомпа М-600 и автомобильная цистерна АЦ-28.

Конструкции сооружений для полевых позиций войск разрабатывались в основном из местных материалов. Блиндажи и убежища собирались из заранее заготовленных деревянных стандартных ребристых щитов. В короткое время были созданы сооружения для установки специального казематированного оружия: пулеметов, минометов и орудий, а также пулеметная броневая башня К-51 и броневой оголовок ВПФ для стереотрубы, устанавливаемой в железобетонном сооружении для артиллерийского НП.

Развитием инженерной техники занимались Инженерный комитет Управления начальника инженерных войск, Центральный научно-исследовательский и испытательный инженерный институт им. Д.М. Карбышева и Военно-инженерная академия им. В.В. Куйбышева.

Созданная к началу 60-х гг. система инженерного вооружения требовала своего дальнейшего совершенствования, так как основное количество инженерной техники базировалось на тракторной базе, ограничивавшей ее маневренные возможности и при разработке тактико-технических требований к новой технике не учитывалось действие поражающих факторов ядерного оружия, которое имел потенциальный противник.

В середине 60-х гг. была разработана новая система средств инженерного вооружения, в основу которой было положено требование, чтобы новые средства инженерного вооружения позволяли выполнять задачи инженерного обеспечения в условиях применения оружия массового поражения. Наряду с этим возникла необходимость уточнения классификации средств инженерного вооружения. В «Наставлении по инженерному обеспечению общевойскового боя», которое было введено в действие приказом Главнокомандующего Сухопутных войсками № 036 от 18 июля 1959 г., они были разделены на две группы: средства инженерного вооружения и инженерное имущество.

Средства инженерного вооружения включали: машины инженерного вооружения, в том числе дизельные молоты, электростанции, навесное и прицепное оборудование к колесным и гусеничным машинам и специальные мастерские; инженерные боеприпасы (инженерные мины, заряды, взрывчатые вещества и средства взрывания); специальные инженерные приборы для наблюдения, фотографирования, управления минами, обнаружения мин и снарядов, водолазных работ и др. К инженерному имуществу были отнесены: маскировочное, переправочное, мостостроительное имущество; имущество для устройства заграждений, водоснабжения, запасные чести и агрегаты для инженерных машин, шанцевый, мастерской инструмент и материалы. В последующем средства инженерного вооружения стали делиться на инженерные машины, инженерные боеприпасы и инженерное имущество.

В области инженерной разведки преимущество отдавалось созданию более совершенных средств обнаружения минно-взрывных заграждений и ядерных мин, а также разведке водных преград. Для разведки мин на дорогах и колонных путях в 1961 г. был принят на вооружение дорожный широкозахватный миноискатель ДИМ, в последующем ДИМ-М. В конце 50-х гг. был разработан полупроводниковый миноискатель ИМП, а в 1964 г. водолазный миноискатель МИВ. В 1973 г. принимается на вооружение миноискатель РВМ. Для поиска не разорвавшихся авиационных бомб при разминировании населенных пунктов в 1959 г. был принят на вооружение магнитный искатель МБИ-1. В 70-х гг. в войска поступили установки и приборы для обнаружения и предотвращения взрыва ядерных мин. В 80-е гг. войска получили на вооружение миноискатели индукционного типа ИМП-2, комбинированного типа ММП, искатель неконтактных мин ИНМ. Наряду с ними в войска поступили: комплект средств разведки и разминирования общевойсковой КР-0, комплект инженерный КР-И.

Для инженерной разведки водных преград в 1969 г. на вооружение принимается гусеничный инженерный подводный разведчик ИПР. В 70-х гг. на основе ИПР была разработана гусеничная бронированная инженерно-разведывательная машина ИРМ для разведки местности, путей движения и водных преград из положения на плаву.

Развитие инженерных боеприпасов проходило по пути создания новых типов противотанковых и противопехотных мин, способных не терять свою боеспособность в условиях воздействия ударной волны ядерного взрыва. В 1957 г. принимаются противотанковые мины ТМ-57 и ТМК-2. В 1962-1969 гг. войска получили мины серии ТМ-62, имевшие корпуса из металла, дерева, пластмассы, тканей, а в 70-80-х гг. – противотанковые мины ТМ-72, ТМ-73, ТМ-83, ТМ-89 и ПТМ-3. Из противопехотных мин в 60-х гг. были приняты на вооружение пулевая мина ПМП и осколочные – ОЗМ-4, МОН-100, МОН-200, О3M-160. В дальнейшем в войска поступили мины ПМН-2, ОЗМ-72 и принципиально новые мины для дистанционной установки – ПФМ-1С и ПОМ-2.

Наряду с разработкой новых инженерных боеприпасов, совершенствовались и средства их установки. В 1960-х гг. поступают на вооружение бронированный гусеничный минный заградитель ГМЗ, в дальнейшем – ГМЗ-3, оборудование ВМР-1 для вертолета МИ-4, ВМР-2 для вертолета МИ-8Т, универсальный минный заградитель УМЗ. В 80-х гг. на вооружение принимаются система минирования ВСМ-1 для установки с вертолетов мин ПТМ-3, ПФМ-1c и ПОМ-2, ракетно-артиллерийские на гусеничной базе («Ураган») и самолетные системы минирования, а также комплекты ПКМ-1, ВКПМ-1 и ВКПМ-2 для прикрытия опорных пунктов и мест расположения войсковых подразделений.

Для решения проблемы преодоления заграждений продолжалось совершенствование минных тралов. В 1959 г. был принят на вооружение минный трал ПТ-55, а в 1962 г. – колейный ножевой трал КМТ-4 и минный комбинированный трал (катковый и ножевой) КМТ-5. В 1971 г. на вооружение принимается новый ножевой трал КМТ-6, после его модернизации – КМТ-7. В 80-х гг. в войска поступил трал КМТ-10 для оснащения БМП. В это же время войска получили катково-ножевой трал КМТ-7КН с более совершенными катковыми секциями.

Для проделывания проходов в минных полях для танков в войска поступили удлиненные заряды разминирования УЗ-3Р, а для пехоты – ЗР-150, ЗРП и ЗРП-2. В 1967 г. принимается на вооружение самоходная бронированная установка разминирования УР-67, на смену которой в 80-е гг. пришли более совершенные установки УР-77, УР-83П с удлиненным зарядом УЗП-83.

В условиях массового разрушения постоянных мостов ядерным, а в последующем высокоточным оружием, резко возросло значение оснащения войск совершенными переправочно-мостовыми средствами. В 1957 г. в войска поступил механизированный мост сопровождения войсковых колонн КММ, в 1962 г. новый тяжелый механизированный мост ТММ с промежуточной опорой. На смену принятому на вооружение в 1955 г. мостоукладчику МТУ пришли в 1962 г. – МТУ-55, в 1965 г. – МТУ-20 и в 1974 г. – МТУ-72.

Развитие получили и средства преодоления водных преград десантно-паромным способом. Первый гусеничный плавающий транспортер К-61 сменил транспортер ПТС. В 1972 г. на вооружение был принят гусеничный плавающий транспортер ПТС-2. В 1957 г. на вооружение инженерных войск был принят гусеничный самоходный паром для переправы танков ГСП, на смену которому в 1978 г. поступил ПММ-2, а затем – ПММ-2М. Значительное развитие получили понтонные парки. В 1960 г. поступил понтонный парк ПМП, позволяющий собирать мост-ленту. В 1969 г. по схеме моста-ленты был разработан новый понтонный парк для воздушно-десантных войск ДПП-40. В 1974 г. принимается на вооружение самоходный понтонный парк ППС-84. В комплект понтонных парков входили буксирно-моторные катера БМК-150 и БМК-130, а также катер-толкач БМК-Т.

В новых условиях ведения вооруженной борьбы отчетливо проявилась необходимость создания специальных войсковых дорожных машин. В конце 50-х гг. на вооружение принимается путепрокладчик БАТ, на смену которому с 1963 г. в войска стал поступать путепрокладчик БАТ-М. В 1964 г. на вооружение принимается колесный путепрокладчик ПКТ. Для проделывания проходов в лесных и каменных завалах в 1969 г. была принята на вооружение бронированная инженерная машина разграждения ИМР, а в 1972-1973 гг. – ИМР-2.

Большое внимание уделялось разработке новых средств механизации земляных работ. В 50-60-х гг. на вооружение были приняты быстроходные роторные траншейные машины БТМ, затем и БТМ-3. В 80-х гг. войска получили улучшенную траншейную машину БТМ-ТМГ и колесную траншейную машину ТМК.

Требования к защите войск от ядерного оружия обусловили значительное увеличение объема земляных работ и вызвали необходимость иметь землеройные машины, обеспечивающие отрывку котлованов глубиной до 3,5 м. В 1961 г. была создана машина МДК-2, которая в дальнейшем заменена машинами МДК-2М и МДК-3. Успешно прошла испытания и в 1968 г. принята на вооружение полковая землеройная машина ПЗМ, а затем и ПЗМ-2.

Для окапывания танковых и артиллерийских подразделений к концу 50-х гг. поступило в войска навесное бульдозерное оборудование БТУ к танку Т-54 и навесное оборудование ОТТ, ОТО и ОТЛ соответственно к тяжелому, среднему и легкому артиллерийским тягачам. В 70-80-х гг. были созданы конструкции навесного оборудования для новых типов танков (БТУ-55), транспортеров МТЛ и МТЛ-Б.

В условиях применения оружия массового поражения были предъявлены новые требования к средствам обеспечения войск водой. С учетом этих требований принимаются на снабжение автомобильная фильтровальная станция МАФС, передвижная опреснительная станция ОПС, буровая установка УРБ-3АМ. В дальнейшем в войска поступали: механизированный шнековый колодец МШК-15, установка для добычи грунтовых вод УДВ-15, автомобильная фильтровальная станция МАФС-3, опреснительная установка ПОУ-4, опреснительная станция ОПС-5 и др.

В условиях угрозы применения оружия массового поражения возникла проблема создания новых, быстровозводимых, фортификационных сооружений. В разные годы для решения этой проблемы в войска поступали: сборно-разборные сооружения из элементов волнистой стали КВС-У и КВС-А, сборные железобетонные сооружения СБУ, каркасно-тканевые сооружения ЛКС, ЛКС-3 и ЛКТС, сооружения из железобетонных элементов СБК и УСБ, сборно-разборные большепролетные сооружения «Панцирь», «Гранит», СКР, «Панцирь-2» и «Панцирь-2 ПУ», сооружения из армированной синтетической пленки «Оболочка-1», быстро извлекаемые металлические сооружения «Пакет».

Таким образом, к концу 80-х гг. инженерные войска превратились, по существу, в технические войска, что резко повысило их возможности по выполнению возложенных на них задач в условиях ядерной войны.

Центральные органы управления инженерными войсками

В послевоенные годы непрерывно шло совершенствование органов управления инженерными войсками. Управление начальника инженерных войск Советской Армии, возглавляемое маршалом инженерных войск М.П. Воробьевым, по первому послевоенному штату (март 1946 г.) состояло из командования, штаба инженерных войск, управления боевой подготовки, управления инженерного вооружения и снабжения, управления оборонительного строительства, инженерного комитета, отдела кадров и общего отдела. Штаб инженерных войск, руководимый генерал-полковником инженерных войск К.С. Назаровым, с сентября 1948 г. – генерал-лейтенантом инженерных войск Б.В. Благославовым, а с июля 1951 г. – генерал-лейтенантом С.В. Рогинским, имел в своем составе отделы: подготовки штабов, организационно-мобилизационный, изучения ТВД и заграждений.

Управление боевой подготовки, возглавляемое генерал-лейтенантом инженерных войск Н.П. Барановым, имело четыре отдела: уставной и использования опыта войны, боевой подготовки инженерных войск, военно-учебных заведений и редакционно-издательский. Управление оборонительного строительства, начальником которого являлся генерал-лейтенант инженерных войск В.В. Косарев, состояло из шести отделов (рекогносцировочно-технического, планово-производственного, главного механика, материально-технического снабжения, общего снабжения, финансового отдела) и других подразделений.

Управление инженерного вооружения и снабжения, сформированное на базе Главного военно-инженерного управления, включало отделы: минно-взрывных средств, электротехнических средств, позиционных машин, снабжения и учета, баз и складов, материальных фондов и финансовый. Начальниками этого управления, одновременно заместителями начальника инженерных войск, в разные годы были генерал-лейтенант А.Я. Калягин и генерал-майор
М.И. Марьин. Большое количество отделов имел и инженерный комитет (плановый, фортификационно-маскировочный, минирования, переправочно-мостовой, инженерных машин, электротехнический и специальной техники, редакционно-издательский и отдел изобретений). В его состав входили также архив и библиотека.

Начальником инженерного комитета был назначен генерал-майор В.П. Шурыгин, а впоследствии полковники В.И. Железных и В.К. Харченко.

В структуре УНИВ СА имелись проектные организации. В 1946 г. был развернут Центральный проектный институт (ЦПИ) по проектированию фортификационных сооружений и инженерных машин. Однако в 1951 г. институт был расформирован, а на его базе развертывается Проектное фортификационное бюро. Отдел проектирования инженерных машин вошел в состав Научно-исследовательского института инженерной техники (ЦНИИИТ).
В целях осуществления контроля за боевой подготовкой войск и поддержания их в постоянной готовности в составе Главной инспекции Вооруженных Сил создается Инспекция инженерных войск. Генерал-инспектором инженерных войск назначается генерал-полковник инженерных войск А.Ф. Хренов, которого сменил генерал-майор инженерных войск П.А. Шитиков.

В 1948 и 1951 гг. было проведено уточнение организации Управления НИВ СА, а к концу 50-х гг. УНИВ СА, возглавляемое генерал-полковником инженерных войск А.И. Прошляковым, было существенно реорганизовано. В соответствии со штатом от 14 ноября 1952 г. в штабе инженерных войск общее количество подразделений сократилось с 11 до пяти отделов. Были ликвидированы отделы: уставной, оперативной подготовки, заграждений и разграждений, изучения ТВД, а также машбюро, чертежное бюро, общая часть и экспедиция. Вместо управления инженерного вооружения и снабжения было развернуто управление заказов инженерного вооружения в составе семи отделов.

На основе нового штата, введенного в апреле 1953 г., в Управлении НИВ СА произошло дальнейшее укрупнение подразделений и усиление централизации руководства. Управление боевой подготовки было реорганизовано в отдел и подчинено заместителю начальника инженерных войск. Самостоятельными подразделениями стали отдел фортификации, изучения и подготовки ТВД, финансовый отдел, общая часть и редакция Военно-инженерного журнала. Одновременно была сокращена численность управления.

Штаб стал состоять из отдела оперативного и заграждений, военно-научного отдела и отдела организационно-штатного и мобилизационного планирования. В управление заказов и инженерного вооружения вошли два отдела: заказов инженерного вооружения и инженерного вооружения. Инженерный комитет включал в себя такие укрупненные отделы, как отдел переправочных средств и инженерных боеприпасов, отдел фортификационно-маскировочный и средств инженерной разведки.

Однако дальнейшая практика показала, что сокращение количества отделов было недостаточно обоснованным и привело к трудностям в управлении инженерными войсками. В 1954 г. отдел фортификации и ТВД был реорганизован в отдел укрепленных районов и специальных работ, а также количественно увеличены управление заказов и снабжения (вместо двух стало пять отделов) и инженерный комитет (с трех до семи).

В связи с образованием после Великой Отечественной войны четырех групп войск и 21 военных округов, в них были введены: в группах войск – управления начальника инженерных войск со штабом; в приграничных округах – управления начальника инженерных войск; во внутренних округах – отделы начальника инженерных войск округа. В общевойсковых и механизированных армиях штабы инженерных войск, созданные в ходе войны, были сохранены, хотя и в сокращенном составе. Главным в деятельности инженерных органов управления в первые послевоенные годы являлись организация боевой подготовки инженерных войск и поддержание их постоянной боевой готовности. Эти мероприятия проводились под руководством прошедших войну и имеющих огромный опыт управления войсками генералов и офицеров инженерных войск.

Сокращение численности Вооруженных Сил СССР, проходившее в 1960-1962 гг., стало серьезным испытанием для Управления начальника инженерных войск. С одной стороны, необходимо было сохранить боеспособность подчиненных войск, а с другой – обеспечить работоспособность собственного аппарата, подвергшегося самой серьезной в послевоенные годы реорганизации. Дело в том, что реорганизация Управления в 1960 г. привела к сокращению его численности почти в три раза и ликвидации в его составе штаба инженерных войск, что являлось, безусловно, ошибочным. Управление НИВ МО стало состоять из командования, управления вооружения и снабжения, научно-технического комитета и четырех самостоятельных отделов: боевой подготовки и военно-научного; организационно-планового, инженерно-технического и финансового.

Дальнейшее развитие Управления шло в направлении восстановления и увеличения количества управлений, отделов и их состава. Так, по директиве Генерального Штаба МО СССР от 15 марта 1962 г. вновь было развернуто управление боевой подготовки и организационно-плановое, имевшее три отдела: боевой подготовки и военно-научный; организационно-плановый и инженерно-технический.

В руководящий состав инженерных войск в конце 50-х – начале 60-х гг. входили: начальник инженерных войск – генерал-полковник (с 1961 года – маршал) инженерных войск
А.И. Прошляков, его заместители – генерал-лейтенанты инженерных войск Н.М. Пилипец,
А.И. Голдович и В.К. Харченко, начальники штаба – генерал-лейтенант инженерных войск
В.И. Железных и генерал-майор инженерных войск М.Н. Сафронов, начальники управления боевой подготовки – генерал-майор инженерных войск Н.Т. Держицкий, генерал-лейтенанты инженерных войск А.Д. Тертышников и А.Н. Тарасов.

В 1965 г. состав УНИВ МО СССР был уточнен. Управление стало состоять из командования, управления боевой подготовки и организационного; управления вооружения и снабжения, в который входило семь отделов: плановый, инженерных машин, электротехнических средств, ремонта и эксплуатации, грузоподъемных средств и фондов, дорожно-землеройной техники и запасных частей, инженерно-технического комитета с отделами: плановым и изобретательства, инженерной техники, средств заграждений и разграждения, электротехнических средств, фортификации и маскировки.

Начальником инженерных войск МО СССР в 1965 г. был назначен генерал-лейтенант (с 1966 г. – генерал-полковник, с 1972 г. – маршал) инженерных войск B.К. Харченко. Его заместителями в разные годы были генерал-лейтенанты инженерных войск А.Д. Тертышников и C.Х. Аганов.

К руководству инженерными войсками в военных округах, группах войск и армиях в эти годы пришли молодые кадры инженерных начальников, имеющие боевой опыт командиров частей и войсковых инженеров в Великой Отечественной войне и окончившие Военно-инженерную академию или Военную академию имени М.В. Фрунзе в послевоенные годы. Среди них генерал-майоры инженерных войск Д.Д. Абашин, М.А. Заика, Е.С. Колибернов, Г.А. Мазин, Н.П. Нетемин, И.В. Петров, Ю.Б. Смаковский, Р.И. Степанов, П.Ф. Чуйко, П.Т. Цегенко, А.И. Тулявко, полковники В.И. Карманов, М.И. Кудлаев и другие.

Повышение технической оснащенности инженерных войск потребовало усиления соответствующих подразделений УНИВ МО СССР, поэтому в 1968 г. из управления вооружения и снабжения было выделено управление ремонта и эксплуатации инженерной техники.

В 1971 г. был вновь развернут штаб инженерных войск. Начальником штаба-заместителем начальника инженерных войск МО СССР был назначен генерал-майор (с 1975 г. – генерал-лейтенант) инженерных войск Е.С. Колибернов. Управление начальника инженерных войск стало состоять из командования и двух самостоятельных отделов (кадров и финансового), штаба инженерных войск, в составе трех отделов (оперативно-разведывательный, организационно-плановый, оборудования ТВД); управления боевой подготовки, которое в последующем было включено в виде группы в штаб; управления вооружения и снабжения с шестью отделами (плановый, заказов инженерного вооружения, заказов электротехнических средств, заказов инженерных боеприпасов, заказов оборудования и запасных частей, отдел по контролю за работой военных представителей); управления ремонта и эксплуатации с отделами планово-производственным; баз, складов и эксплуатации инженерной техники; по оказанию военно-технической помощи зарубежным государствам; по энергетическому надзору в ВС СССР; научно-технического комитета с плановым отделом, отделом инженерной техники, отделом заграждений, отделом фортификации и маскировки и отделом электро-технических средств.

В 1975 г. начальником инженерных войск МО СССР был назначен генерал-лейтенант (с 1975 г. – генерал-полковник, с 1980 г. – маршал) инженерных войск С.Х. Аганов. Его первыми заместителями в разные годы были: генерал-лейтенанты инженерных войск В.Е. Упоров и
А.П. Горбачев, заместителями по вооружению – генерал-лейтенанты инженерных войск
Б.В. Затылкин и В.И. Жижченко.

В 70-е и до средины 80-х гг. наблюдалась относительная стабильность в организации как центральных, так и окружных органов управления инженерными войсками, в которые вносились лишь незначительные изменения, которые не затрагивали их общую структуру. Это свидетельствовало об определенной оптимизации их состава.

Последний переход на новые штаты УНИВ МО СССР был проведен в декабре 1985 г. В 1987 г. начальником инженерных войск МО СССР был назначен генерал-лейтенант (с 1989 г. –
генерал-полковник) В.П. Кузнецов. Его заместителям до начала 90-х годов являлись: первыми заместителями – генерал-лейтенант А.А. Иванов и генерал-майор В.Д. Безродный; по вооружению – генерал-майор Н.Г. Топилин. Начальниками штаба инженерных войск в эти годы были генерал-лейтенанты С.Х. Аракелян и В.А. Васильев.

Деятельность и применение инженерных войск в послевоенные годы  

В основу обучения и воспитания личного состава инженерных войск в послевоенные годы был положен принцип – учить войска тому, что необходимо на войне. Основу боевой подготовки составляли практические занятия в поле, тактико-специальные занятия и учения. Инженерные соединения, части и подразделения принимали активное участие в восстановлении разрушенного войной народного хозяйства, разминировании приграничных районов СССР, а также территории зарубежных стран: Австрии, Албании, Болгарии, Венгрии, Восточной Германии, Польши, Румынии, Чехословакии и Югославии.

В соответствии с «Планом по завершению сплошного разминирования», утвержденным в январе 1946 г., инженерным войскам совместно со стрелковыми и артиллерийскими частями и подразделениями, командами минеров-добровольцев Осовиахима предстояло выполнить работы на площади 26 000 кв. км. К работам по сплошному разминированию были привлечены 12 инженерно-саперных бригад, три инженерных и понтонно-мостовых полка, 35 инженерно-саперных батальонов (всего около 20,3 тыс. чел.). Только за 1946 г. ими было выявлено и уничтожено свыше 6,3 млн. инженерных мин и 11 млн. неразорвавшихся боеприпасов. К середине 50-х гг. было разминировано свыше 183 000 кв. км территории, обнаружено и уничтожено более 56,7 млн. единиц взрывоопасных предметов, в том числе 10 млн. инженерных мин.

Воинами инженерных войск были построены и восстановлены тысячи километров дорог и сотни мостов на них, электростанции и шахты, заводы и фабрики, дома и школы. Ежегодно во время ледохода саперы проводили работы по предохранению от разрушения мостов на реках.
Так, только в 1946 г. силами инженерных войск охранялось 2720 мостов и различных гидротехнических сооружений. За оказание помощи в ликвидации последствий войны на территории освобожденных государств Восточной Европы многие воины инженерных войск были награждены орденами, медалями и ценными подарками руководством этих стран.

Выполняя интернациональный долг в Алжире, воины инженерных войск летом 1962 г. обезвредили 1,5 млн. мин, разминировав 800 км минно-взрывных полос, вернув жизнь
120 тыс. га плодородной земли.

В конце 1977 г., с привлечением специалистов Военно-инженерной академии и понтонеров Сибирского военного округа, был наведен уникальный мост из парка ТПП через Енисей при строительстве Саяно-Шушенской ГЭС.

Воинам инженерных войск пришлось ликвидировать последствия стихийных бедствий на Днепре и Амуре, в Карпатах и Закавказье, в Карелии и на Каспии, на Сахалине и Камчатке, в борьбе с пожарами в Центрально-Европейской части России. Весомый вклад воины инженерных войск внесли в освоение рисовых полей в Средней Азии, в строительство Байкало-Амурской магистрали.

Наиболее тяжелой по своим последствиям явилась Чернобыльская катастрофа. Для ликвидации ее последствий были задействованы силы и средства различных министерств и ведомств, в том числе инженерных войск. Для руководства выполнением этой сложной правительственной задачи была создана оперативная группа НИВ МО СССР, которая начала функционировать с 3 мая 1986 г. Первым возглавившим эту группу, был маршал инженерных войск С.Х. Аганов. Всего для выполнения работ в зоне аварии было привлечено 26 инженерных батальонов общей численностью более 8 тыс. чел. и до 900 единиц специальной техники. Инженерные части привлекались для самостоятельных действий, а также в составе бригад химической защиты и Гражданской обороны. Инженерные части дезактивировали местность путем снятия верхнего слоя грунта с последующим его захоронением (а это свыше 300 тыс. кубометров), вырубили и захоронили лес на площади более 2 000 га, возвели 140 водоохранных сооружений, оборудовали 186 пунктов водоснабжения, выполнили ряд специальных задач по устройству «саркофага» над разрушенным реактором.

Суровым испытанием для инженерных войск стало их участие в ликвидации последствий землетрясения в Армении, которое произошло в декабре 1988 г. и вошло в историю как одна из крупнейших катастроф XX в. Будучи в составе Правительственной комиссии, начальник инженерных войск генерал-полковник В.П. Кузнецов лично возглавил работу в очаге землетрясения. Всего с помощью инженерной техники в кратчайшие сроки было расчищено более 200 тыс. куб. м завалов, подорвано 86 аварийных зданий, оборудованы десятки пунктов снабжения населения питьевой водой.

Накануне арабо-израильской войны 1973 г. советские военные инженеры офицеры обучали офицеров и личный состав египетской и сирийской армий в военных колледжах в Египте и Сирии, а также на территории Одесского военного округа, принимали участие в боевых действиях в роли военных советников. Старшие офицеры инженерных войск Египта и Сирии заканчивали Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева. О вкладе Советского Союза в оснащение Египта современным вооружением, обучении, в том числе СИВ, и вкладе советских специалистов свидетельствуют слова Президента Египта Анвара Садата – «Русские вооружили и снарядили целых две полевых армии» и Начальника Генерального штаба египетской армии Саада Шазли – «Египтяне не могли бы вести войну 1973 г. без помощи СССР, так как ни одна страна не смогла бы, и не стала бы, снабжать Египет оружием соответствующего уровня и в необходимом количестве».

Военные действия в Демократической Республике Афганистан (1979-1989 гг.) стали наиболее серьезной боевой школой после Великой Отечественной войны. Специфическими задачами инженерного обеспечения советских войск в Афганистане являлись: широкомасштабная борьба с минно-взрывными заграждениями (МВЗ) и разрушениями; инженерное оборудование сторожевых застав и постов, районов расположения КП и пунктов постоянной дислокации войск; прикрытие государственной границы с Пакистаном и Ираном; перекрытие караванных маршрутов; инженерное обеспечение проводки транспортных колонн с материальными средствами и охраны важных объектов и коммуникаций от внезапных налетов противника; обеспечение жизнедеятельности и повышение живучести частей и соединений ОКСВ и афганских войск в ходе ведения боевых действий в сложных климатических и географических условиях.

Ученые Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева и 15 ЦНИИИ им. Д.М. Карбышева приняли самое деятельное участие в решении задач инженерного обеспечения боевых действий. Например, под научным руководством кафедры мостов и переправ был наведен и в течение двух с половиной лет непрерывно эксплуатировался наплавной мост длиной 788 м на р. Амударья в районе г. Термез. Там же впервые в истории мостостроения в условиях мигрирующей реки за пятьдесят один день был построен высоководный мост длиной 588 м.

Верные славным боевым традициям воины инженерных войск при выполнении боевых задач в Афганистане показывали примеры героических действий. За мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи, воины-саперы сержанты Н.П. Чепик, Н.И. Кремениш, В.П. Синицкий и А.И. Исрафилов были удостоены звания Героя Советского Союза, а полковник Г.К. Лошкарев стал первым в Сухопутных войсках полным кавалером ордена «За службу Родине».

Военно-инженерная подготовка территории страны

В послевоенные годы вопросы совершенствования инженерной подготовки территории страны рассматривались как одна из задач всестороннего обеспечения боевой деятельности вновь создаваемого вида Вооруженных Сил СССР – РВСН. В 1959 г. перед Управлением начальника инженерных войск была поставлена задача по выявлению подземных выработок и сооружений для размещения в них складов горючего, боеприпасов, взрывчатых веществ и различного имущества в интересах РВСН. Кроме того, более жесткие требования предъявлялись к маскировке войск и объектов, в том числе наземных и шахтных комплексов и баз ракетных войск. Работа по выполнению указанных требований развернулась в начале 60-х гг. и продолжалась на протяжении последующих 20 лет.

Необходимость решения проблемных задач, связанных с защитой войск и объектов, отразилась на организационно-штатной структуре Управления начальника инженерных войск. Штатом 1958 г. отдел фортификации и ТВД организационно вошел в состав штаба инженерных войск с новым наименованием – отдел изучения и подготовки ТВД и специальных работ. В новом названии отдела более полно отразился подход к решению задач подготовки территории страны в общегосударственном масштабе, в интересах создания условий для проведения наступательных и оборонительных операций с возможным применением ядерного оружия, а также для развития объектов военной инфраструктуры в системе противоатомной обороны страны. Одновременно в состав штаба инженерных войск было введено секретное отделение для организации работы офицеров штаба с совершенно секретными и особой важности документами, связанными с данной проблематикой. Должность помощника начальника инженерных войск по специальным работам упразднялась.

Таким образом, штаб инженерных войск становился главным руководящим органом в составе УНИВ по организации специальных работ и проведению мероприятий по инженерной подготовке территории страны. При решении данных задач штаб опирался на коллективы ученых и проектировщиков академии, 15 ЦНИИИ, конструкторских бюро и научно-испытательного полигона, тесно взаимодействовал с главными управлениями видов вооруженных сил и родов войск, поддерживал контакты с учреждениями и предприятиями других министерств и ведомств.

Военно-инженерная подготовка театров военных действий оставалась одной из проблемных задач, стоявших перед Управлением НИВ МО СССР, и в конце 60-х гг. При этом, в соответствии с изменением военно-политической обстановки, требовалось перенести основные усилия с территории западных военных округов и групп войск на восточные рубежи Советского Союза, особенно на Забайкальский и Дальневосточный ТВД. Начиная с 1967 г. вопросы инженерного оборудования территорий, прилегающих к советско-китайской границе, стали особенно злободневными. Для усиления централизации руководства выполнением этой задачи в феврале 1967 г. в управление боевой подготовки и организационно-плановое УНИВ МО СССР был включен отдел укрепленных районов численностью 12 чел. из них пять офицеров.

К началу 80-х гг. были в основном завершены работы по созданию сети укрепленных районов и объектов военной инфраструктуры на Забайкальском, Дальневосточном ТВД и на границе Казахской ССР с Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая. Укрепрайоны на советско-китайской границе сохраняли свое стратегическое значение вплоть до начала 90-х годов, когда их финансирование и содержание в Российской Федерации и Казахстане было прекращено. Занимавшие оборонительные рубежи пулеметно-артиллерийские соединения и части оказались расформированными, а сами укрепленные районы и сопутствующие объекты инфраструктуры (жилые и хозяйственные помещения, дороги, линии связи) быстро пришли в полный упадок.

Военно-инженерное образование и наука

Непрерывный рост технической оснащенности инженерных войск Советской Армии настойчиво требовал совершенствования системы подготовки командных и инженерных кадров. В подготовке командных кадров для инженерных войск в послевоенные годы первостепенную роль продолжала играть Военно-инженерная академия им. В.В. Куйбышева. После первой послевоенной реорганизации (октябрь 1946 г.) академия, возглавляемая Героем Советского Союза генерал-полковником инженерных войск Л.З. Котляром, имела оперативно-инженерный, командно-инженерный, командно-электромеханический и командно-геодезический факультеты. Академия перешла на пятилетний срок обучения. К середине 50-х гг. обучение велось на следующих факультетах: командно-инженерном, инженерно-электротехническом, инженерного вооружения, инженерно-строительном, заочного обучения и подготовки военно-инженерных кадров для зарубежных армий, был подготовлен 1381 военный инженер, свыше 300 офицеров прошли подготовку на академических курсах. В 1952-1957 гг. академию возглавлял генерал-полковник инженерных войск И.П. Галицкий.

Подготовку младшего офицерского состава инженерных войск после окончания войны осуществляли два военно-инженерных училища – Ленинградское и Московское. За период с 1946 по 1953 гг. в этих военно-инженерных училищах было подготовлено 2792 офицера, из которых 2216 окончили полный курс училища и 476 – курсы усовершенствования. В числе окончивших училища 226 офицеров подготовлено для дружественных армий.

Повышение квалификации командного состава инженерных войск продолжало осуществляться в Высшей инженерно-минной школе. Подготовка младших специалистов для инженерных войск в этот период осуществлялась учебными подразделениями частей, 18-й школой младших специалистов и 275 отдельным переправочно-десантным батальоном. Такая структура не могла обеспечить потребности инженерных войск в подготовленных кадрах младших командиров и специалистов.

К концу 50-х гг. в Военно-инженерная им. В.В. Куйбышева имелись следующие факультеты: командно-инженерный, инженерного вооружения, инженерно-электротехнический, геодезический, фортификационно-строительный, и заочного обучения. Отделение по подготовке иностранных военнослужащих было развернуто в факультет. Обучение осуществлялось по четырем специальностям: командно-инженерной, механической и электротехнической, фортификационно-строительной и топогеодезической.

Оснащение инженерных войск новыми СИВ резко повысило значение военно-технической подготовки слушателей. В полевом лагере академии в п. Николо-Урюпино были оборудованы учебные поля, площадки и миниатюр-полигоны, где сосредоточивались современные средства инженерного вооружения, позволявшие практически изучать их устройство, применение, эксплуатацию и ремонт. К исследованию новых проблемных вопросов в области военно-инженерного искусства привлекались практически все научные коллективы академии. В результате их усилий к концу 60-х гг. Советские Вооруженные Силы имели полноценную теорию военно-инженерного искусства применительно к условиям ведения ядерной войны.

В 50-70-е гг. академия под руководством генерал-лейтенанта инженерных войск П.В. Швыдкого, генерал-полковников инженерных войск А.Д. Цирлина и В.Л. Авсеенко и генерал-лейтенанта инженерных войск С.Х. Аганова добилась высоких результатов в подготовке высококвалифицированных офицерских кадров для Вооруженных Сил СССР. Только в период 1954-1966 гг. академия подготовила 5741 военного инженера, из них 4339 на основных факультетах и 1402 на академических курсах.

В 1976-1977 гг. решением Министра Обороны подготовка военных инженеров по капитальному строительству и электроснабжению объектов были выведены из военно-инженерного ведомства, что привело к упразднению в академии фортификационно-строительный и электротехнический факультеты. К середине 80-х гг. академия имела командный, инженерный (с 1975 по 1983 гг. – факультет руководящего инженерного состава), фортификационно-маскировочный, геодезический, заочного обучения и специальный (подготовки иностранных военнослужащих) факультеты.

Дальнейшее расширение направлений подготовки военно-инженерных кадров для Советских Вооруженных Сил было связано с развертыванием в составе академии факультетов Гражданской обороны в 1986 г., командного пограничных и внутренних войск в 1989 г.

В 70-е и 80-е гг. перед учеными академии во главе с ее начальниками генерал-лейтенантом
В.Е. Упоровым, генерал-полковником Е.С. Колиберновым и генерал-лейтенантом и
В.И. Устиновым встали новые проблемы, обусловленные принятием военно-политическим руководством страны оборонительной доктрины. В решении проблемы защиты войск и объектов основное внимание уделялось разработке теории фортификационного оборудования занимаемых войсками районов. К концу 80-х гг. окончательно сформировались взгляды на теорию массового применения минно-взрывных заграждений, обеспечение форсирования водных преград, подготовке путей движения войск.

Во втором послевоенном периоде значительное развитие получила и система подготовки младшего офицерского состава инженерных войск. В соответствии с директивой Главкома Сухопутных войск от 22 июня 1957 г. создается Тюменское военно-инженерное училище
им. А.И. Прошлякова для подготовки командиров взводов инженерно-саперной, понтонно-мостовой и переправочно-десантной специальностей.

В 1960 г. Московское военно-инженерное Краснознаменное училище, которое размещалось в г. Калининграде, было расформировано, а Ленинградское военно-инженерное училище переведено на его базу и, в соответствии с приказом Министра обороны от 4 января 1963 г., переименовано в Калининградское военно-инженерное командное ордена Ленина Краснознаменное училище имени А.А. Жданова. Уже в 1966 г. Калининградское училище переводится в разряд высших и готовит командиров взводов по инженерно-технической и переправочно-десантной специальностям.

В 1967 г. Тюменское училище также переводится в разряд высших и приступает к подготовке командиров взводов по специальностям инженерно-саперной и понтонно-мостовой с четырехлетним сроком обучения.

В том же 1967 г. в соответствии с приказом МО СССР создается Каменец-Подольское военно-инженерное училище, в 1969 г. также переведенное в разряд высших военных училищ.

В 1967 г. создается Донецкое высшее военно-политическое училище инженерных войск и войск связи, готовящее заместителей командиров рот по политической части и им соответствующих.

Таким образом, к концу 60-х гг. была сформирована сеть военно-инженерных училищ, полностью обеспечивавшая потребности инженерных войск в младших и средних командных кадрах. В 50-60-х гг. во всех военно-инженерных училищах было подготовлено 5312 офицеров.

В мае 1973 г. Калининградское училище одним из первых в Сухопутных войсках переводится на пятилетний срок обучения и становится высшим инженерным училищем. В его состав вводятся факультеты вместо батальонов, отделение подготовки офицеров, научно-исследовательский и редакционно-издательский отделы. Калининградское училище готовило офицеров по специальностям: военный инженер-механик, военный инженер-строитель-фортификатор, военный инженер-электромеханик и военный инженер-радиотелемеханик.

Оснащение инженерных войск более совершенной техникой потребовало подготовки значительного количества хорошо обученных младших специалистов. В 1956 г., в целях централизованной их подготовки на базе 18-й школы и 275-го отдельного учебного переправочно-десантного батальона были сформированы две школы: 16-я школа подготовки младших специалистов плавающих машин (г. Волжский) и 20-я школа подготовки младших специалистов инженерных машин (г. Винница). В октябре 1961 г. 20-я школа была передислоцирована в г. Мамоново Калининградской области, а впоследствии в г. Тапа Эстонской ССР. В связи с интенсивным поступлением в войска новой инженерной техники потребовалось создание еще одной, третьей школы младших специалистов инженерных войск, которая была открыта в 1968 году в группе советских войск в Германии. В последующем система подготовки младших специалистов непрерывно совершенствовалась.

В послевоенные годы значительным количественным и качественным изменениям подвергся признанный центр научно-технической мысли инженерных войск – 15 ЦНИИИ имени Д.М. Карбышева. С целью проведения исследований и испытаний вооружения, военной техники и фортификационных сооружений на воздействие воздушной ударной волны ядерного взрыва в условиях прекращения натурных испытаний Совет Министров СССР 13 июля 1959 г. специальным постановлением принял решение о строительстве ударной трубы РУТ-2200 в г. Ногинске. В сентябре 1964 г. на ее базе директивой Генерального штаба ВС ССССР был создан научно-испытательный полигон, который в последствии преобразован в отдел института. Наличие в институте сплоченного коллектива позволило не только успешно решать возлагаемые на него задачи по оснащению инженерных войск техникой, но и по ряду научных направлений стать головной организацией в Вооруженных Силах.

Инженерно-техническое обеспечение

С появлением большого количества новых сложных образцов инженерной техники значительно возросли задачи по их освоению, обеспечению эксплуатации и ремонта. Эти задачи решались за счет усиления в первую очередь, в войсковом звене, роли технической подготовки личного состава, и увеличивши численности ремонтных подразделений. Так, в середине 60-х гг., в состав ремонтно-восстановительных батальонов общевойсковых соединений были введены специалисты по ремонту инженерной техники. В 1961 г. вышел в свет первый курс вождения инженерных машин – КВИМ-61.

Значительная работа была проведена в окружных и центральных инженерных складах, и базах по увеличению их производственных возможностей. На ряде баз и складов в этот период были построены стационарные ремонтные мастерские и цеха. Были уточнены задачи, стоящие перед базами и складами в угрожаемый период и с началом войны. Для обеспечения функционирования окружных и центральных баз и складов в тот период к базам и складам были приписаны рабочие команды и автомобильные роты(взвода), в дальнейшем преобразованные во временные подразделения – отдельные технические батальоны (роты, взвода). Перед этими подразделениями ставились задачи обеспечения рассредоточения хранившихся на базах, складах запасов, а также участий в массовой отгрузке средств инженерного водружения.

Были разработаны и доведены до баз, складов производственные планы («планы расчетного года») на первые 2-3 месяца войны. На базах и складах были проведены работы по накоплению запасных частей, ремонтных материалов, технологической оснастки, резервирования производственных мощностей, энергоресурсов для выполнения «планов расчетного года». Для ремонта инженерной техники в военной время решением Правительства ряду предприятий народного хозяйства были определены объемы и номенклатура ремонтируемой инженерной техники.

С накоплением в войсках значительного количества инженерных боеприпасов остро стал вопрос их содержания и в середине 60-х гг. взамен нештатных, в общевойсковых соединениях и ряде инженерных частей были введены в штаты склады инженерных боеприпасов. В это же время были сформированы склады инженерных боеприпасов военных округов для хранения запасов инженерных боеприпасов, которые ранее содержались на центральных базах и складах. На окружных складах инженерных боеприпасов был проведен большой объем работ по обустройству технических территорий, строительству и обваловке хранилищ.

Большие изменения в этот период происходили в органах управления инженерно-техническим обеспечением. В связи с сокращением в конце 50-х гг. Вооруженных Сил были значительно сокращены органы управления ИТО в соединениях и частях. Должности заместителей командиров по технической части инженерных бригад, полков, отдельных батальонов были заменены на начальников технической части с понижением штатной категории на одну ступень. В военных округах была сокращена должность помощника начальника инженерных войск по вооружению, отделы инженерного вооружения сокращены до 1-2 офицеров, что значительно сократило возможности органов ИТО и не соответствовала, как общим тенденциям развития Вооруженных Сил, так и возрастающей роли инженерного и инженерно-технического обеспечения. Именно поэтому в конце 60-х гг. с целью исправления допущенных ошибок были вновь введены должности заместителей командиров по технической части.
Посмотреть иллюстрации >>>


 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню