инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

1941-1945 ГГ.
ГЛАВА 8.
РАЗВИТИЕ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК КРАСНОЙ АРМИИ
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
РАЗВИТИЕ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
Великая Отечественная война явилась качественно новым этапом в развитии советских инженерных войск. В ходе невиданного по своим масштабам и напряженности военного столкновения Советского Союза с блоком фашистских государств Западной Европы очередной раз была подтверждена огромная роль инженерных войск в вооруженной борьбе.

Развитие оргштатной структуры инженерных войск в годы войны

Внезапное нападение фашисткой Германии на СССР затруднило мобилизацию инженерных войск, осуществляемую в соответствии с планом мобилизации МП-41 (утвержден в феврале 1941 г.) по которому на 2-3 день мобилизации развертывались до полного штата саперные батальоны дивизий и корпусов армий прикрытия (при их своевременном снятии со строительства укрепрайонов), к исходу второго дня – инженерные части механизированных корпусов, на 2-10 день – инженерные и понтонно-мостовые полки РГК, на 4-7 день – саперные батальоны стрелковых соединений вторых эшелонов приграничных округов. Практически все инженерные части и подразделения, расположенные в приграничных районах, попали под первые удары бомбардировочной авиации, артиллерии, танков противника, что привело к большим потерям в людях и технике, районы мобилизационного развертывания инженерных частей РГК в большинстве случаев были заняты противником. Значительная часть инженерных складов оказалась на территории занятой противником, что крайне осложнило снабжение действующих войск средствами инженерного вооружения и инженерными боеприпасами.

В этих условиях перед советским командованием встали задачи по воссозданию саперных батальонов дивизий и корпусов, развертыванию новых инженерных частей РГК для усиления действующих фронтов. В июле 1941 г. Народный Комиссариат Обороны по ходатайству начальника ГВИУ разрешил сформировать сверх мобилизационного плана 75 дивизионных и
25 корпусных саперных батальонов. Всего за первые шесть месяцев войны было сформировано 262 отдельных саперных батальона стрелковых дивизий, 24 отдельных саперных батальона дивизий народного ополчения и 22 отдельных саперных батальона дивизий, развернутых на базе других родов войск. Увеличивалось и количество инженерных частей РВГК – если на
15 июля 1941 г. их было 50, то на 1 сентября этого года – 130, а с учетом инженерных формирований в тылу в составе Советских Вооруженных Сил всего находилось 203 отдельных батальона и два понтонно-мостовых полка.

В ходе реорганизации сухопутных войск, осуществленной в середине июля 1941 г., были проведены изменения и в инженерных войсках. В связи с ликвидацией корпусного звена управления в стрелковых и бронетанковых войсках из войскового звена исключались наиболее сильные по своим техническим возможностям корпусные саперные батальоны. Одновременно вводился сокращенный штат саперного батальона стрелковой дивизии: из его состава выводились технический и парковый взводы, взвод специального минирования и переправочный парк.

Важное значение имело развертывание в составе общевойсковых и танковых армий штатных инженерных частей: с осени 1942 г. после выхода приказа НКО № 00190 от 10 сентября: в состав общевойсковой армии включался один-два армейских инженерных батальона, в танковую армию смешанного состава – моторизованный инженерный батальон в составе трех инженерных и одной парковой роты с комплектом понтонного парка Н2П. С восстановлением корпусного звена в 1942 г. разрабатывается штат отдельного саперного батальона стрелкового корпуса (три саперных роты, легкий переправочный парк и лесопильное отделение). В состав формируемых весной и летом 1942 г. танковых корпусов включались по две инженерно-минные роты. В механизированные корпуса с началом их создания в сентябре того же года вводились саперные батальоны 3-х ротного состава, в механизированные бригады и танковые полки корпуса – по одному саперному взводу.

Во фронтах в первом периоде войны имелись лишь минно-саперные батальоны и отряды заграждений 3-х взводного состава. С августа 1942 г. в составе фронтов дополнительно развертываются гвардейские батальоны минеров. Недостаток инженерных войск во фронте компенсировался тем, что в их оперативное подчинение входили понтонно-мостовые, инженерные и моторизированные инженерные батальоны РВГК, развертываемых в соответствии с мобилизационным планом.

Главным направлением в строительстве инженерных войск в годы войны являлось создание и развитие инженерного резерва Верховного Главнокомандования. Его наличие позволяло сосредоточивать основные инженерные силы действующей армии на наиболее важных направлениях, определяемых стратегической обстановкой. В конце 1941 г. в составе инженерного резерва ВГК развертывается 10 саперных армий (40 бригад) для строительства государственных тыловых оборонительных рубежей. С февраля по август 1942 г. саперные армии были расформированы, а их бригады переданы в оперативное подчинение фронтов как бригады РВГК.

Опыт первого года войны показал, что для успешной борьбы против танковых и моторизованных соединений противника необходимо иметь мощные подвижные формирования, специально подготовленные к быстрому устройству массовых заграждений. Для решения этой задачи весной 1942 г. формируются пять бригад специального назначения, а в сентябре-октябре еще семь бригад. В состав каждой бригады входили пять-семь батальонов инженерных заграждений, один-два электротехнических батальона, батальон спецминирования, отряд механизации работ и подразделения обеспечения.

При содержании переправ через Волгу в ходе Сталинградской битвы выявилась целесообразность создания на базе отдельных понтонно-мостовых батальонов более крупных формирований. Вследствие этого с осени 1942 г. началось развертывание понтонно-мостовых бригад РВГК в составе четырех моторизированных понтонно-мостовых батальонов с парками Н2П и одного с парком ДМП. Формировались также тяжелые понтонно-мостовые полки.

В сентябре 1942 г. создается гвардейская бригада минеров РВГК, состоявшая из пяти батальонов.

Недостаток средств механизации инженерных работ потребовал новых, более эффективных организационных форм их использования. В соответствии с приказом НКО № 430 от 26 мая
1942 г. на базе некоторых частей саперных армий формируются отдельные парки инженерных машин из расчета по одному на фронт. Отдельный парк инженерных машин представлял собой инженерно-технический батальон в составе четырех рот: дорожной, мостостроительной, лесозаготовительной и позиционной. Обеспечение парков средствами механизации производилось за счет частичного изъятия их из инженерных частей и поступления техники из промышленности.

Таким образом, первый период Великой Отечественной войны характеризовался напряженным поиском рациональной организации инженерных войск, способных выполнять задачи инженерного обеспечения боевых действий при недостатке сил и средств.

Второй период войны ознаменовался коренным переломом в Великой Отечественной войне. Изменившийся характер боевых действий потребовал соответствующей реорганизации инженерных войск. В войсковом звене наиболее существенные изменения произошли в танковых корпусах: вместо двух инженерно-саперных рот были созданы штатные саперные батальоны 4-х ротного состава. Оперативное звено инженерных войск коренным изменениям не подверглось. В танковых армиях однородного состава появились инженерные батальоны, во фронтах – автороты подвоза переправочных парков и фронтовые управления оборонительного строительства.

К маю 1943 г. в составе действующей армии имелось 22 инженерно-саперные и 20 инженерно-минных бригад РВГК. Практика боевых действий показала, что к устройству и преодолению заграждений в равной степени привлекались инженерно-минные и инженерно-саперные бригады, поэтому их организацию целесообразно было унифицировать – к июлю 1943 г. инженерно-минные бригады переформировываются в бригады инженерно-саперные.

Летом 1943 г. с переходом немецко-фашистских войск к созданию мощной позиционной обороны возникла необходимость обеспечения ее прорыва – в соответствии с директивой Генштаба от 21 мая 1943 г. формируются штурмовые инженерно-саперные бригады в составе пяти штурмовых инженерно-саперных батальонов, инженерно-разведывательной роты, отдельной роты собак-миноискателей и легкого переправочного парка. Инженеры-штурмовики имели на вооружении автоматы, пулеметы, противотанковые ружья и огнеметы, а 75% из них – стальные нагрудники.

В предвидении боевых действий в горной местности в 1943-1944 гг. формируются горные инженерно-саперные бригады, а для механизированного проделывания проходов в минных полях противника – инженерно-танковые полки танков-тральщиков (три инженерно-танковые роты, в каждой из которых – семь танков Т-34 и шесть минных тралов ПТ-3, рота обеспечения и три взвода – управления, автоматчиков и саперов-разведчиков, всего 22 средних танка,
18 тралов и средства их транспортирования). В это же время началось формирование огнеметно-танковых полков, включенных в состав инженерных войск (18 специальных огнеметных танков ТО-34 и три линейных танка).

Таким образом, во втором периоде войны основным направлением организационного совершенствования инженерных войск стало создание инженерных частей и соединений, способных обеспечивать наступательные действия войск с прорывом сильной вражеской обороны и последовательным преодолением многочисленных заграждений и водных преград.

Содержанием третьего периода войны являлось изгнание гитлеровских войск за пределы нашей Родины и разгромом фашистской Германии. Кампании этого периода характеризовались проведением крупных стратегических наступательных операций, в ходе которых были освобождены Украина, Крым, Белоруссия, Прибалтика, страны восточной Европы. В 1944 г. в войсковом комплекте инженерных войск увеличивается численность личного состава в саперных взводах стрелковых полков, в саперные батальоны гвардейских стрелковых дивизий организации вводится еще одна рота. Данная оргштатная структура была проверена в операциях 1945 г., себя оправдала – в июле 1945 г. этот штат утверждается для всех стрелковых дивизий Красной Армии.

В общевойсковую армию в 1944 г. включается армейская инженерно-саперная бригада в составе четырех инженерно-саперных батальонов и легкого переправочного парка, а в танковую армию – моторизованная инженерная бригада в составе двух инженерных и одного понтонно-мостового батальонов. Также в разряд армейских преобразовываются 20 инженерно-саперных бригад РВГК. В результате реорганизации из 367 отдельных инженерных и мотоинженерных батальонов только 16 не были объединены в бригады.

К концу войны фронт обычно имел четыре-шесть понтонно-мостовых батальонов, гидротехническую и маскировочную роты, один-два отряда миноискателей и фронтовое управление оборонительного строительства.

В резерве ВГК инженерные бригады специального назначения были переформированы в моторизованные инженерные бригады. В мае 1944 г. для обеспечения прорыва сильно укрепленных оборонительных полос противника в состав некоторых штурмовых инженерно-саперных бригад были включены инженерно-танковые и огнеметно-танковые полки. Кроме того, в каждой из 20 имевшихся к тому времени бригад создаются отдельные батальоны ранцевых огнеметов в составе двух рот. В апреле 1944 г. на базе двух инженерных бригад специального назначения и 20 отдельных инженерных батальонов дополнительно формируется пять моторизованных штурмовых инженерно-саперных бригад РВГК, имевших ту же структуру, что и типовые.

Проведенные в ходе войны организационные мероприятия привели к значительному количественному и качественному росту советских инженерных войск. К концу войны в Красной Армии имелось: понтонно-мостовых бригад – 11, штурмовых инженерно-саперных бригад – 22, моторизованных инженерных бригад – 14, горных инженерно-саперных бригад – 3, армейских инженерно-саперных бригад – 54, моторизованных инженерных бригад танковых армий – 6, инженерно-танковых полков – 7, огнеметно-танковых полков – 6, отдельных парков инженерных машин – 17, отдельных понтонно-мостовых полков – 11, тяжелых понтонно-мостовых полков СП-19 – 2, отдельных понтонно-мостовых батальонов – 16 и много других специальных частей и подразделений.

Основными тенденциями в развитии оргштатной структуры инженерных войск являлись: вынужденное резкое сокращение штатной численности и технической оснащенности наиболее многочисленного в предвоенное и в военное время звена инженерных войск – корпусных и дивизионных саперных батальонов и, как следствие, большая зависимость стрелковых соединений от усиления инженерными силами и средствами армий, фронтов и РВГК; непрерывный рост количества и качества инженерных формирований как специализированных, так и универсальных, главным образом, в резерве Ставки ВГК; неуклонное увеличение возможностей фронтов и армий решении типовых задач инженерного обеспечения и усилении армий на главных направлениях вследствие формирования в их составе комплекта штатных инженерных соединений и частей общего и специального назначения.

Совершенствование средств инженерного вооружения

Количество и качество средств инженерного вооружения (СИВ) в годы войны определяющим образом влияло на успешное выполнение задач инженерного обеспечения боевых действий. По этой причине проблемам их развития и производства с первых дней войны уделялось большое внимание. Основными направлениями в решении указанных проблем являлись: расширение промышленной базы производства средств СИВ, разработка новых, модернизация принятых на вооружение средств для замены остродефицитных материалов, и упрощения некоторых конструктивных решений, организация массового их производства промышленностью. Постановлением Совнаркома от 6 августа 1941 г. для производства СИВ привлекалось 600 заводов и предприятий различных наркоматов, а к середине 1942 г. их количество увеличилось до 1500.

За годы войны было разработано и модернизировано в общей сложности 186 разновидностей инженерных боеприпасов. К ним следует отнести противотанковые мины ЯМ-5, ТМД-Б и освоенная в массовом производстве, в 1944 г., ТМД-44 со взрывателем МВ-5. Первыми противопехотными минами были ПМД-7 и 7Ц (в качестве заряда ВВ в них использовались стандартные тротиловые шашки) с взрывателями МУВ, выполненные из недефицитных материалов и простые в установке, нашедшие широкое применение для устройства заграждений. С началом войны в войска стали поступать осколочно-заградительные мины ПОМЗ-2 натяжного действия, была разработана осколочно-заградительная мина ОЗМ с универсальной вышибной камерой (УВК), позволявшая использовать для устройства минно-взрывных заграждений артиллерийские и минометные боеприпасы. Для разрушения долговременных огневых сооружений был освоен выпуск кумулятивных зарядов КЗ-1. В качестве новых средств эффективно применялись в боевой обстановке специальные комплекты приборов, обеспечивающие управление минно-взрывными заграждениями по радио.

Для проделывания проходов в минных полях противника был создан и успешно применен в боевой практике противоминный трал ПТ-3, представлявший собой навесное оборудование на линейные танки. Его конструктору П.М. Мугалеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Большое внимание уделялось разработке и массовому производству переправочно-десантных средств. С весны 1942 г. в войска стал поступать мостовой парк ДМП, после доработки (повышения грузоподъемности с 30 т до 50 т) парк получает наименование ДМП-42. Одновременно с производством деревянных парков, которые могли изготавливаться и в войсках, принимаются меры по модернизации и расширению производства парков, ранее принятых на вооружение: в 1941 г. принимается металлический парк Н2П-41 упрощенной конструкции, что позволило организовать его массовое производство на заводах без сложного станочного оборудования. К концу 1942 г. завершилась разработка и испытание мостового парка ТМП с закрытыми металлическими понтонами грузоподъемностью до 100 т. Этот парк поступил на вооружение тяжелых понтонно-мостовых полков РВГК для наведения паромных и мостовых переправ через крупные водные преграды. Одновременно для замены всех типов легких парков в 1943 г. создается новый легкий парк ДЛП под грузы 10, 16 и 30 тонн на открытых клеефанерных понтонах, которые имели значительно меньший вес, чем состоящие на вооружении, а его грузоподъемность вдвое превышала возможности уже имевшегося в войсках легкого парка НЛП.

Дальнейшее развитие в годы войны получили также средства инженерной разведки, электризуемых заграждений, механизации и электрификации инженерных работ, полевого водоснабжения и маскировки. Благодаря их широкому применению советские инженерные войска получили возможность в короткие сроки превращать доступные направления в непроходимые, быстро делать проходы в заграждениях противника, оборудовать переходы через болота, переправлять через реки все виды боевой техники и артиллерии, оказывать решающее влияние на ход и исход боев и операций.

Органы управления инженерными войсками

Количественный рост инженерных частей и соединений, постоянно возрастающие объемы задач инженерного обеспечения боевых действий привели к необходимости реорганизации системы управления инженерными войсками. Первые крупные организационные мероприятия были проведены на основе приказа Ставки ВГК № 450 от 28 ноября 1941 г., в соответствии с которым вводилась должность начальника инженерных войск Красной Армии (НИВ КА), при нем создавался штаб. Начальником инженерных войск был назначен генерал Л.З. Котляр, с апреля 1942 г. до конца войны инженерные воска возглавлял генерал (с 1944 г. маршал инженерных войск) М.П. Воробьев.

В начале декабря 1941 г. центральный аппарат инженерных войск включал: Управление начальника инженерных войск (УНИВ) со штабом, Главное военно-инженерное управление (ГВИУ), Главное управление оборонительного строительства (ГУОС) НКО. В штаб (начальник генерал И.П. Галицкий, с апреля 1942 г. до конца войны – генерал К.С. Назаров) входили три отдела: оперативный, заграждений и разграждений, материально-технического снабжения. Штаты Управления НИВ КА в годы войны неоднократно менялись. К концу войны структура аппарата НИВ КА была следующей: штаб, ГВИУ, ГУОС, инспекция инженерных войск, инженерный комитет (ему были подчинены Научно-исследовательский инженерный институт, созданный на базе Военно-инженерного опытного полигона, и Центральный проектный инженерный институт), отдел кадров.

Штаб инженерных войск имел девять отделов: оперативный, организационный, заграждений и минирования, боевой подготовки, подготовки командных кадров, маскировочный, отдел по использованию опыта войны, плановый и общий. ГВИУ имело два управления (заказов инженерного вооружения и инженерного снабжения) и четыре отдела (инспекции, финансовый, изобретательский и общий). Центральный проектный инженерный институт был сформирован на основании директивы Генштаба от 21 декабря 1944 г. На него возлагались задачи проектирования новых долговременных фортсооружений промышленного изготовления.

Совершенствовались в годы войны и оперативные органы инженерного управления. В начале войны в состав полевых управлений фронтов, развернутых по мобилизационному плану, входили инженерные управления. В каждом их них имелись отделы инженерной подготовки, технический и снабжения. В штате полевого управления армии был предусмотрен инженерный отдел. Опыт первых месяцев войны показал, что такая структура не обеспечивала надежной организации инженерного обеспечения боевых действий войск и руководства инженерными частями. Коренные изменения в штаты инженерных управлений и отделов были внесены в декабре 1941 г. – Приказом Ставки ВГК № 450 вводились должности начальников инженерных войск оперативных объединений с правами заместителей командующих войсками фронтов и армий – одновременно при них учреждались штабы.

В инженерное управление фронта входили командование, штаб, отдел снабжения, отделение кадров и другие подразделения. Штаб фронтового инженерного управления состоял из трех отделов – оперативного, технического и заграждений. В подчинении начальника инженерных войск армии был помощник по снабжению и штаб в составе начальника, его старшего помощника и двух помощников, ведавших вопросами дорожно-мостового и фортификационного обеспечения, заграждений и разграждений.

В годы войны большое внимание уделялось подбору начальников инженерных войск фронтов и армий, командиров инженерных соединений. На должности начальников инженерных войск фронтов назначались наиболее опытные и подготовленные генералы и офицеры. Из 28 начальников инженерных войск фронтов 15 окончили полный курс Военно-инженерной академии и 13 – академические курсы усовершенствования. Начальниками инженерных войск фронтов были Н.П. Баранов, А.В. Бабин, Б.В. Благославов, Ю.В. Бордзиловский, Б.В. Бычевский, П.М. Васильев, М.П. Воробьев, И.П. Галицкий, В.Ф. Зотов, А.Ф. Ильин-Миткевич, А.Я. Калягин, Н.Ф. Кирчевский, 3.И. Колесников, В.В. Косарев, Л.З. Котляр, Г.Г. Невский, И.А. Петров, Н.М. Пилипец, А.И. Прошляков, А.И. Смирнов-Несвицкий, А.Ф. Хренов, А.Д. Цирлин, В.Ф. Шестаков.

Опыт работы штабов инженерных войск показал, что их создание в начале войны в значительной степени способствовало улучшению организации и осуществления инженерного обеспечения операций. Исходя из опыта войны, НИВ Красной Армии маршал инженерных войск М.П. Воробьев отмечал чрезвычайно большое значение деятельности штабов для эффективного управления и повышения качества боевой подготовки инженерных войск, а также инженерной подготовки родов войск.

Боевое применение инженерных войск

Своевременно проводимые оргштатные мероприятия в инженерных войсках, совершенствование их технической оснащенности и совершенствование органов управления в годы войны способствовали успешному решению задач инженерного обеспечения боевых действий.

Опыт оборонительных действий первого периода войны убедительно показал, что для успешного ведения обороны большое значение имело создание фортификационных сооружений в полосах и на рубежах обороны, системы инженерных заграждений, обеспечение маневра своих войск в ходе перегруппировок, при проведении контратак, контрударов и при вынужденном отходе. Следует признать, что плановое выполнение таких задач, как минирование местности и разрушение мостов на направлениях действий танковых групп противника, обеспечение контрударов механизированных корпусов в начальном периоде войны, по существу, было сорвано. В дальнейшем, по мере восстановления боеспособности инженерных войск и возрастания масштабов проведения инженерных мероприятий, сопротивление советских войск становилось все более упорным и организованным, а темпы продвижения противника замедлялись.

Опыт инженерного обеспечения оборонительных действий советских войск летом и осенью
1941 г. показал, что в борьбе с танковыми группировками противника, обладающими значительной ударной силой, важное значение, наряду с противотанковой артиллерией, имеют заграждения, особенно минно-взрывные, создаваемые с достаточной плотностью как в тактической, так и в оперативной зонах обороны. В результате напряженных усилий инженерных войск плотности минирования в оборонительных операциях советских войск постоянно возрастали – с 250-300 в битве под Москвой до 800 противотанковых мин на километр фронта в Сталинградской битве.

В ожесточенных сражениях на подступах к Москве инженерные войска стали широко применять маневр минно-взрывными заграждениями, что привело к зарождению подвижных отрядов заграждений (ПОЗ). Впервые такой отряд был применен в полосе 316-й стрелковой дивизии
16-й армии 25 октября 1941 г. в районе Волоколамска, где 597-й отдельный (позднее 2-й гвардейский) саперный батальон и рота 42-го отдельного моторизованного инженерного батальона совместно с 289-м артиллерийским противотанковым полком успешно отразили массированный удар противника, уничтожив на минах и артиллерийским огнем 59 вражеских танков.

На успешное решение задач инженерного обеспечения боевых действий существенное влияние оказывало обобщение передового опыта и своевременное доведение его до войск. Обобщение и использование положительного опыта первого периода войны, закрепленного в «Инструкции по рекогносцировкам и строительству полевых оборонительных рубежей» Генерального штаба от 23 апреля 1943 г. и приказе НКО № 396 «О применении и преодолении минных заграждений» от 2 июля 1943 г., позволили советскому командованию в Курской битве добиться значительных успехов: при подготовке обороны, с учетом опыта предыдущих боевых действий, было возведено восемь оборонительных рубежей на общую глубину до 300 км.

С переходом на траншейную систему оборудования полос и позиций войск главные задачи по их фортификационному оборудованию в тактической зоне должны были выполнять стрелковые, артиллерийские и танковые части и подразделения. Для действий в качестве ПОЗ во фронте обычно выделялось до саперной бригады, в армии – до батальона, в корпусе и дивизии – до саперной роты. Плотности минирования на танкоопасных направлениях были увеличены в два-три раза по сравнению со Сталинградской битвой и составляли до 1600 противотанковых и до 1200 противопехотных мин на 1 км фронта. Всего в оборонительном периоде Курской битвы в полосах обороны Центрального и Воронежского фронтов было установлено около 1 млн. противопехотных и противотанковых мин, около 900 км проволочных заграждений, большое количество специальных мин, фугасов, в том числе и радиоуправляемых.

Подвижные отряды заграждений стали обязательным элементом боевого порядка и оперативного построения войск. Их главная задача заключалась в наращивании заграждений на направлениях вклинения в нашу оборону ударных группировок противника. Практика показала высокую эффективность действий ПОЗ. Только в ходе ожесточенных оборонительных сражений в битве под Курском с 5 по 17 июля 1943 г. противник потерял на минах около 700 танков и САУ, из них 60% – на минных полях, установленных ПОЗ.

К концу войны боевое применение инженерных войск с целью противодействия ударам крупных танковых вражеских группировок получает дальнейшее развитие. Например, в Балатонской оборонительной операции 3-го Украинского фронта весны 1945 г. на второй день после начала наступления 6-ой танковой армии СС, имевшей около 800 танков, организацией противодействия наступающему противнику инженерными силами занимался непосредственно начальник инженерных войск фронта. Для развития системы заграждений в оборонительной операции привлекалось до 90% штатных и приданных армиям инженерных частей и все три инженерные бригады, находившиеся в оперативном подчинении фронта. В результате принятых мер в ходе оборонительной операции плотности минирования на направлениях действий танковых дивизий противника были увеличены с 600-800 до 2700 противотанковых мин на 1 км фронта. Всего за время оборонительного сражения из 500 уничтоженных вражеских танков на минах было подорвано 256 (более 50%) боевых машин. Из общего количества подорванных танков на минах, установленных ПОЗ, уничтожено было около 80%.

На инженерные войска возлагались и такие задачи, как проведение инженерных мероприятий оперативной маскировки, руководство маскировочными работами при фортоборудовании местности. Наиболее полное воплощение опыт оперативной маскировки нашел в битве под Курском, где выполнялись и мероприятия оперативного характера. К ним относились создание ложных районов расположения танковых резервов, артиллерийских групп, оборудование в некоторых армиях позиций боевого охранения как ложного переднего края, ложных тыловых баз и аэродромов. Только в полосе Воронежского фронта инженерными и маскировочными частями было изготовлено макетов танков – 883, самолетов – 220, оборудовано три ложных района сосредоточения танков, построено 13 ложных аэродромов с имитацией их боевой деятельности. На ложных аэродромах 2-й воздушной армии, по которым противник постоянно наносил бомбовые удары, было установлено 152 макета штурмовиков, 28 макетов истребителей, построено 45 ложных укрытия для самолетов. В ходе оборонительного сражения после перегруппировки 2-го гвардейского танкового корпуса на новое направление для скрытия его маневра в оставленном районе командами 5-й инженерно-минной бригады было установлено 105 макетов танков. Об эффективности этого мероприятия свидетельствует тот факт, что
12 июля 1943 г. противник нанес по ложному району мощный авиационный и артиллерийский удар, в результате которого все макеты были разбиты и сожжены.

Следует отметить, что немецкой разведке удалось установить сосредоточение в районе Курского выступа крупных сил Красной Армии и проведение здесь больших работ по созданию оборонительных рубежей. Однако эти сведения были далеко неполными, немецкое командование считало, что ударом двух групп армий они смогут прорвать оборону наших войск. Непреодолимая мощь советской обороны под Курском, ее специфический характер явились для гитлеровских войск фактором оперативно-стратегической внезапности, и в этом есть большая заслуга инженерных войск.

В целом инженерными войсками за годы войны было установлено около 70 млн. мин, из них
30 млн. противопехотных. На них подорвалось около 10 тыс. вражеских танков, значительное количество другой боевой техники, вражеских солдат и офицеров что составляет 15-16% общих потерь бронетанковой техники и САУ противника на советско-германском фронте. В тяжелых условиях войны было построено более 50 тыс. км оборонительных рубежей, около 1,5 млн. различных фортификационных сооружений, отрыто 20 тыс. км противотанковых рвов и эскарпов.

В ходе наступательных операций Красной Армии зимой 1941-1942 гг. оперативным объединениям приходилось вести боевые действия без должного инженерного усиления. Значительная часть инженерных войск находилась в составе саперных армий, занимавшихся возведением тыловых оборонительных рубежей, и в обеспечении стратегического наступления участия не принимали. Например, к началу контрнаступления под Москвой общевойсковые армии Западного фронта обычно имели один-два инженерных батальона. Вследствие этого плотности инженерных войск на участках прорыва были крайне низкими – не более одной-двух саперных рот на 1 км фронта. Необходимая группировка инженерных войск заблаговременно не создавалась. В условиях многоснежной зимы гитлеровцы, пытаясь задержать продвижение советских войск, минировали дороги, взрывали мосты, различные гидротехнические сооружения, что вынуждало начальников инженерных войск фронтов и армий более половины подчиненных им сил направлять на разминирование путей и дорожно-мостовое обеспечение соединений первого эшелона и оперативного тыла. Так, инженерные части Западного фронта в январе-марте 1942 г. проложили 5387 км колонных путей, построили 118 низководных мостов грузоподъемностью до 60 т, оборудовали 58 переправ по льду для пропуска танков и артиллерии, обезвредили и сняли 21644 мины противника.

Значение опыта боевого применения инженерных войск в наступательных операциях первого периода войны состоит в том, что наметились основные принципы боевого применения инженерных войск, отраженные в «Кратких выводах о недочетах в инженерном обеспечении боевых действий в первом году Отечественной войны», в которых НИВ КА указал на необходимость всесторонне оценивать оперативную обстановку и предусматривать на каждом этапе наступления все инженерные мероприятия с учетом принятого решения на операцию и бой, требовал все фронтовые и армейские части использовать массированно на главных направлениях, сосредотачивая и применяя их строго в соответствии с конкретной обстановкой, рекомендовал обязательное выделение инженерных сил для сопровождения пехоты и танков, артиллерии, резервов и вторых эшелонов, разграждения и восстановления путей, прикрытия минно-взрывными заграждениями стыков и флангов дивизий и армий.

В Сталинградской битве возросшие возможности инженерных войск благоприятно сказались на решении задач инженерного обеспечения контрнаступления советских войск, в ходе которого выполнялись: оборудование исходных районов, обеспечение выдвижения войск ударной группировки фронта на плацдарм в короткие сроки, ввода в сражение, действий в глубине танковых и механизированных корпусов и др. В практике боевых действий становится обязательным применение инженерных войск для обеспечения отражения вражеских контрударов и закрепления достигнутых рубежей, борьбы с окруженными и деблокирующими группировками противника. Так, после окружения 22 немецких дивизий под Сталинградом для выполнения этой задачи на Юго-Западном фронте привлекались 42-я и 44-я, а на Сталинградском фронте – 43-я инженерные бригады специального назначения РВГК. Действуя на внешнем фронте окружения, части 44-й бригады только с 24 по 30 ноября 1942 г. создали полосу заграждений протяженностью 30 км, установив в ней более 20 тыс. ПТМ и несколько километров электризуемых заграждений, а части 43-й бригады по рубежам рек Мышкова и Аксай – три полосы заграждений общей глубиной до 40 км. На минных полях противник понес значительные потери и был вынужден резко снизить темпы наступления. Все это способствовало выигрышу времени для сосредоточения резервов Ставки ВГК – 2-й гвардейской армии и танковых соединений, нацеленных на разгром вклинившегося противника. Деблокировать окруженную советскими войсками группировку немецко-фашистскому командованию не удалось. В этой битве инженерные войска впервые заявили о себе как грозная сила в борьбе с вражескими танками.

Новые условия вооруженной борьбы в Курской битве – необходимость прорыва глубокоэшелонированной позиционной обороны противника, потребовали совершенствования боевого применения инженерных войск в тактическом и оперативном эшелонах фронтов. Если в контрнаступлении под Сталинградом подавляющая часть инженерных сил находилась в подчинении командующих армиями, то в контрнаступлении под Курском происходит коренное изменение в группировке войск. Так, в 11-й гвардейской армии Западного фронта подавляющая часть инженерных сил на период прорыва была передана на усиление в стрелковые корпуса, что привело к увеличению тактической плотности инженерных войск с 1 до 4,4 рот на 1 км фронта.

Особое место в истории советских инженерных войск занимает грандиозная Битва за Днепр. Учитывая особую сложность задачи по форсированию Днепра, 9 сентября 1943 г. Ставка ВГК направила в войска специальную директиву № 30187 «О форсировании водных преград», в которой указала командующим фронтов и армий на важность четкой организации и высоких темпов форсирования как основного условия успешного проведения глубоких наступательных операций советских войск. При этом за форсирование Днепра в районе Смоленска и ниже, а также равных Днепру рек по трудности форсирования, требовалось представлять наиболее отличившихся воинов к присвоению высокого звания Героя Советского Союза.

Форсирование Днепра явилось первым примером успешного преодоления крупной водной преграды стратегической группировкой советских войск. В решении этой задачи инженерным войскам принадлежит решающая роль. Массовое использование местных переправочных средств позволило обеспечить стремительное форсирование Днепра передовыми отрядами дивизий с ходу, что явилось для противника полной неожиданностью. В последующие несколько суток была развернута система десантных, мостовых и паромных переправ, которая обеспечила не только захват, но и закрепление двадцати трех плацдармов на огромном семисоткилометровом фронте. В этих условиях широко использовались комбинированные, имевшие наплавную и эстакадные части, и составные мосты, которые наводились из различных типов парков. Только на 1-м Украинском фронте за период форсирования с конца сентября по ноябрь через Днепр было наведено 15 наплавных мостов и построено 29 постоянных мостов, из них 10 комбинированных. Общая протяженность мостов составила около 15 км. Бессмертные образцы героизма показали в решающие дни Битвы за Днепр все бойцы и офицеры инженерных войск. 342 воина инженерных войск были удостоены звания Героя Советского Союза (более половины получивших эту награду за все годы войны).

В наступательных операциях третьего периода войны благодаря героическим усилиям воинов инженерных войск были созданы благоприятные условия для развертывания мощных ударных группировок фронтов и армий, причем в ряде случаев на плацдармах за крупными водными преградами, такими, как Днестр, Висла, Одер и др., обеспечения внезапности ударов, быстрого и решительного прорыва мощных вражеских рубежей, подготавливаемых противником на глубину в несколько сот километров, стремительного наступления войск с преодолением с ходу многочисленных рек. Значительных усилий инженерных войск потребовало и выполнение задач по обеспечению штурма городов-крепостей в сочетании с укрепленными районами, в том числе столицы гитлеровской Германии – Берлина.

Для решения столь сложных задач Ставка ВГК сосредоточивала в стратегических группировках до половины всех инженерных сил действующей армии. По мере нарастания степени массирования инженерных сил оперативные плотности их на участках прорыва постоянно возрастали и в завершающих операциях войны стали составлять 13-17, а в отдельных случаях 22 саперные роты на 1 км участка прорыва.

Важное место в деятельности инженерных войск на подготовительном этапе наступательных операций занимало обеспечение перегруппировок войск и оборудование исходных районов за водными преградами. Значительных усилий требовала подготовка исходных районов на таких плацдармах как Сандомирский, Магнушевский и Пулавский на Висле, Сероцкий и Рожанский на Буго-Нареве, Кюстринский на Одере. Например, для связи с Кюстринским плацдармом при подготовке Берлинской операции инженерными войсками 1-го Белорусского фронта через р. Одер было, построено 25 мостов и содержалось 40 паромных переправ. Только для прокладки путей в пойме реки на плацдарме привлекалось десять фронтовых и армейских инженерных бригад, в том числе моторизованные инженерные бригады танковых армий.

В конце войны инженерные мероприятия оперативной маскировки стали широко выполняться как при показе ложных ударных группировок, так и при скрытии направлений действительных ударов фронтов и армий. Так, в Ясско-Кишиневской операции для выполнения инженерных задач при оборудовании ложных районов сосредоточения танковых и артиллерийских соединений и частей в полосе двух фронтов привлекались: четыре инженерных бригады,
11 военно-строительных отрядов, две отдельных маскировочных роты. Только в полосе
5-й ударной армии в районах имитации ударной группировки в составе двух корпусов и одной артиллерийской дивизии прорыва было построено 5305 различных ложных сооружений,
104 склада горючего, установлено 257 макетов боевой техники и 369 макетов автомашин.

При этом в рамках оперативной маскировки становится обязательным проведение всего комплекса мероприятий инженерного обеспечения в соответствии с ее замыслом. В подтверждение этого можно привести следующие факты. В Мемельской операции 1-го Прибалтийского фронта в октябре 1944 г. в полосе 4-й ударной армии, где имитировался главный удар фронта, была резко активизирована инженерная разведка, проводилось разминирование своих и вражеских минных полей, проделывание проходов в проволочных заграждениях. Силами 9-й понтонно-мостовой бригады РВГК в районе юго-западнее Митавы демонстрировалось сосредоточение переправочных средств. Одновременно на направлении действительного удара проводилось ложное минирование переднего края. В результате принятых мер удар советских войск оказался внезапным и завершился полным окружением всей Прибалтийской группировки врага.

Наиболее сложной задачей инженерных войск являлось обеспечение прорыва вражеской обороны, особенно ее первой полосы, прикрытой минно-взрывными заграждениями. Решение этой задачи обусловило необходимость выделения специальных отрядов и групп, включаемых в боевые порядки частей и подразделений первого эшелона. Для этих целей все стрелковые корпуса первого эшелона ударных группировок армий получали на усиление два-три инженерных батальона из состава штурмовых инженерно-саперных бригад РВГК. На некоторых направлениях для проделывания проходов в заграждениях применялись инженерно-танковые полки танков-тральщиков.

Таким образом, инженерными силами были буквально наполнены боевые порядки соединений первого эшелона. Достаточно указать, что только для обеспечения пропуска войск под огнем противника через минно-взрывные заграждения на участках прорыва 1-го Белорусского фронта в Висло-Одерской операции было проделано в общей сложности около 2000 проходов, из них свыше 800 – в минных полях противника. При этом группами разграждения в сложных зимних условиях было снято и подорвано более 90 тысяч противотанковых и противопехотных мин.

При прорыве укрепленных районов и штурме городов в состав выделяемых для подавления вражеских опорных пунктов штурмовых отрядов и групп включались подгруппы инженерной разведки и разграждения, а также подгруппы разрушения (подрыва) ДОС из расчета до саперной роты на стрелковый батальон. В этих случаях стрелковый корпус мог получить в качестве усиления до инженерно-саперной бригады, как это было в 5-й армии
1-го Дальневосточного фронта в Маньчжурской операции.

Особое место в героической летописи инженерных войск занимают их действия по обеспечению штурма Берлина. Только в 1-м Белорусском фронте в составе штурмовых отрядов и групп действовало 84 саперных роты и огнеметно-танковый полк – до трети наличных инженерных сил, находившихся в армиях, штурмовавших Берлин. В ходе штурма города было устроено
1500 проломов в стенах (перекрытиях) зданий, уничтожено подрывом 159 крупных гарнизонов противника в опорных пунктах, оборудованных в зданиях, пробито около 1000 проходов в баррикадах на улицах. Важность последней задачи подтверждает тот факт, что темп наступления 8-го механизированного корпуса 1-й гвардейской танковой армии по забаррикадированным улицам снижался с 2,5-5,2 км до 250-400 м в сутки.

От умелых действий инженерных войск во многом зависели своевременный ввод в сражение и последующие действия танковых армий и корпусов, участвовавших в завершении прорыва тактической зоны вражеской обороны. Всего на танковую армию оборудовалось четыре-шесть маршрутов, а на отдельный танковый или механизированный корпус – два-три. На каждый из них обычно выделялось от инженерно-саперной роты до батальона, которые продвигались за передовыми частями пехоты, быстро обозначали выбранные маршруты, оборудовали переходы через препятствия и расширяли проходы в минных полях противника.

В условиях проведения наступательных операций на большую глубину, в ряде случаев до
500-600 км, войскам фронтов приходилось преодолевать последовательно несколько водных преград. В этих случаях высокие темпы продвижения войск в значительной степени зависели от качества инженерного обеспечения форсирования. Наибольшие трудности инженерные войска встречали в тех случаях, когда наступление начиналось с прорыва вражеской обороны, подготовленной за водным рубежом. Высокие темпы продвижения войск с последовательным форсированием водных преград достигались выделением и стремительным выходом к ним передовых отрядов с инженерными подразделениями, которые обеспечивали разведку и разминирование переправ продвижением основной группировки инженерных сил и средств, особенно понтонно-мостовых частей. Таким образом, в частности, действовали 3-я и 6-я понтонно-мостовые бригады РВГК из состава 1-го Украинского фронта в Висло-Одерской операции. А в Венской операции 1945 г. создавались две группировки понтонно-мостовых частей и соединений, которые, действуя перекатом, обеспечили стремительное форсирование ряда водных преград ударной группировкой 2-го Украинского фронта.

Овладение скоростными методами наводки понтонных и строительства низководных мостов позволили инженерным войскам не только успешно решать проблемы обеспечения преодоления водных преград с ходу, но и успешного форсирования их с прорывом вражеской обороны, подготовленной на противоположном берегу, как это было в полосах наступления
1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов в Берлинской операции. Следует отметить, что обеспечение форсирования р. Нейсе в полосе 1-го Украинского фронта представляло собой своеобразный инженерный штурм, проведенный под яростным огнем неподавленных огневых точек врага. Для безостановочной переправы главной ударной группировки фронта через р. Нейсе за 8 ч на участке прорыва общей шириной 27 км были подготовлены 133 переправы, в том числе наплавных и постоянных мостов под грузы до 60 т – 45, пунктов паромных переправ – 10, десантных переправ – 42 и оборудовано бродов для танков – 15. Создание в короткие сроки развитой системы мостовых и десантных переправ позволило обеспечить развитие удара фронта с вводом в сражение в первые же часы операции двух танковых армий без задержки их на водной преграде.

Особенностью действий инженерных войск в полосе 2-го Белорусского фронта являлось последовательное создание системы переправ через два рукава р. Одер. Противник после отхода не только взорвал все мосты и дамбы на них, но и открытием шлюзов вызвал затопление междуречья на всем протяжении от Шведта до Штеттина. Успеху форсирования способствовал решительный маневр понтонно-мостовыми средствами на направление главного удара.
21 апреля в связи с наметившимся успехом 65-й армии в ее полосу перебрасываются понтонно-мостовые части с направлений действий 70-й и 49-й армий, а 22 апреля, когда успешно стало развиваться форсирование западного рукава р. Одер силами 70-й армии, в ее полосу были выдвинуты понтонные части из резерва фронта. В результате успешного преодоления войсками 2-го Белорусского фронта р. Одер противник не смог снять свои резервы с этого направления для помощи Берлинской группировке.

В годы Великой Отечественной войны советские инженерные войска в интересах обеспечения наступательных операций выполнили огромный объем работ. Для маневра и продвижения войск инженерные части и соединения подготовили свыше 400 тыс. км войсковых путей, оборудовали переправы на всех водных преградах от Волги до Эльбы. Только одних мостов было построено 11 тыс. общей длиной 660 погонных км. В ходе наступления инженерные войска проделали сотни тысяч проходов в заграждениях противника. При проведении инженерных мероприятий оперативной маскировки были изготовлены, установлены и возведены десятки тысяч макетов техники и ложных объектов. Для добычи воды войска отрыли 25 тыс. колодцев и пробурили огромное количество скважин.

Наряду с выполнением мероприятий инженерного обеспечения наступления инженерные войска в годы войны широко привлекались к решению других, не менее сложных задач. К ним следует отнести разминирование и очистку от взрывоопасных предметов освобожденной территории, которые продолжались и в послевоенные годы. В общей сложности к концу 1945 г. инженерными войсками было обнаружено и снято около 49 млн. мин, уничтожено 64 млн. различных боеприпасов. Саперами при проведении наступательных операций было разминировано несколько сотен тысяч населенных пунктов и крупных городов, в их числе и столицы ряда европейских государств. Больших усилий инженерных войск потребовало восстановление взорванных гитлеровцами мостов через Дунай в Вене, Будапеште и Братиславе.

Родина высоко оценила боевые заслуги воинов инженерных войск: 655 из них удостоены звания Героя Советского Союза, свыше 290 – стали кавалерами ордена Славы трех степеней. Всего отмечено наградами Родины около 100 тыс. воинов инженерных войск. Было произведено
773 награждения боевыми орденами инженерных частей, соединений, многим из них присвоены почетные наименования, отражавшие славный боевой путь Красной Армии, шесть инженерных бригад, 190 отдельных инженерных и саперных батальонов, пять отдельных специальных рот стали гвардейскими. Некоторые соединения и части, прославившиеся в годы войны, продолжают славные традиции инженерных войск и в настоящее время.

Необходимо отметить, что не только на полях сражений, но и во вражеских застенках многие воины инженерных войск показали величие своего духа. Всем известен героический подвиг крупного военного инженера Д.М. Карбышева: попав в плен в первые дни войны он, пройдя через фашистские тюрьмы и лагеря смерти, не пошел на сделку с врагом. Память о героическом подвиге славного представителя инженерных войск в Великой Отечественной войне будет жить в веках.

Военно-инженерная подготовка территории страны

На протяжении первого и второго периодов Великой Отечественной войны вопросы военно-инженерной подготовки территории страны решались в рамках фортификационного оборудования оборонительных рубежей для отражения наступления противника. С переходом к стратегической обороне Верховное Главнокомандование потребовало от командующих фронтами и армиями принять меры к организации обороны с широким использованием всех имеющихся инженерных сил и средств на поспешно занятых рубежах и одновременно взяло на себя организацию мероприятий по созданию системы государственных (тыловых) рубежей обороны. Огромную роль в их строительстве сыграли саперные армии. При фортификационном оборудовании оборонительных рубежей были выполнены огромные объемы работ. Только во время оборонительных сражений под Москвой было построено свыше 30 тыс. пулеметных и артиллерийских огневых сооружений, вырыто 676 км противотанковых рвов, подготовлено 445 км эскарпов и контрэскарпов, устроено 1528 км лесных завалов, установлено свыше 1300 км проволочных заграждений и сотни тысяч мин и фугасов. Масштабные работы по восстановлению военно-инженерной инфраструктуры и оборудованию границ СССР в новых исторических условиях возобновились уже после окончания Великой Отечественной войны.  

Военно-инженерное образование

Подготовка офицерских кадров для инженерных войск в годы войны осуществлялось в Военно-инженерной академии и военно-инженерных училищах. Военно-инженерная академия
им. В.В. Куйбышева с началом войны в короткие сроки завершила подготовку старших курсов и организовала ускоренную подготовку слушателей младших курсов. Также была организована ускоренная подготовка командиров инженерных войск и войсковых инженеров из различных призывных контингентов, для чего в конце июня 1941 г. при академии организовываются 3-х месячные курсы для доподготовки призванных в армию гражданских инженеров. В июле-августе 1941 г. проводится большой набор в академию слушателей из числа студентов старших курсов родственных по профилю институтов столицы – архитектурного, строительных и др. Для них разрабатываются специальные программы, предусматривающие проведение в течение
9-13 месяцев общевойсковой и военно-инженерной подготовки за ускоренный курс академии с упором на практические занятия.

В связи с прорывом немецко-фашистских войск к Москве лагерь академии, в котором летом 1941 г. проходила вся работа по подготовке командных кадров, оказался в непосредственной близости к зоне боевых действий. В октябре 1941 г. академия была передислоцирована в столицу Киргизской ССР г. Фрунзе где находилась до ноября 1943 г. Осуществив ряд выпусков весной, летом и осенью 1942 г., академия завершила первый, наиболее напряженный этап своей работы в годы войны – инженерные войска пополнились большим отрядом подготовленных командиров. Острая потребность в военных инженерах в основном была удовлетворена и по решению Советского правительства академия переходит с осени 1942 г. на пятилетний срок обучения. Всего за годы войны академия подготовила для фронта около 5000 офицеров инженерных войск и топографической службы.

Ученые и преподаватели академии, представлявшие собой основной отряд научных кадров советских инженерных войск, в годы войны внесли крупный вклад в теорию и практику всех отраслей военно-инженерного искусства. Научная и практическая деятельность профессорско-преподавательского состава академии велась по трем основным направлениям: непосредственное участие в решении наиболее сложных задач инженерного обеспечения боевых действий войск; организационная и консультативная помощь инженерным войскам в ходе войны; углубленная научная работа по обобщению боевого опыта, и на этой основе – поиск путей решения военно-инженерных проблем, выдвигаемых практикой вооруженной борьбы, и внедрение полученных результатов в учебный процесс.

Подготовка командных кадров инженерных войск среднего звена во время войны осуществлялась в Ленинградском, Московском, Борисовском, Златоустовском, Мичуринском и Черниговском военно-инженерных училищах. Для удовлетворения потребностей действующей армии в военных инженерах-строителях в 1943 г. из Военно-инженерной академии выделяется новое учебное заведение – Высшее военно-инженерное строительное училище.

Наряду с академией и училищами подготовка офицерских кадров узкой специализации проводилась на различных курсах. Так, с июля 1941 г. по июль 1943 г. работали Центральные курсы заграждений Красной Армии, на которых осуществлялась подготовка офицеров, в совершенстве знающих средства устройства заграждений и отлично владеющих способами их боевого применения.
Общее количество офицеров, подготовленных в военно-инженерных учебных заведениях в годы Великой Отечественной войны, составило свыше 50 тыс. чел.

В ходе Великой Отечественной войны подтвердилась целесообразность сложившейся к ее началу системы подготовки военных инженеров и командиров инженерных войск. Воспитанники академии, училищ и курсов усовершенствования показали себя умелыми организаторами инженерного обеспечения боевых действий войск, творчески решали возникающие новые проблемы военно-инженерного искусства, в том числе по повышению технической оснащенности инженерных войск.

Инженерно-техническое обеспечение

Существенное развитие в годы войны получило инженерно-техническое обеспечение. За четыре года войны отечественной промышленностью было изготовлено, базами ГВИУ КА скомплектовано и отправлено войскам: противотанковых мин – 25,2 млн. шт.; противопехотных мин – 40,7 млн. шт.; специальных мин – 14,5 тыс. шт.; ВВ – 37,5 тыс. т; миноискателей – 247,7 тыс. шт.; лопат носимых (малых) – 22,8 млн. шт.; лопат саперных (больших) – 11,3 млн. шт.; топоров разных – 7,5 млн. шт.; пил поперечных – 2,6 млн. шт.; кирко-мотыг – 2,0 млн. шт.; понтонных парков тяжелых – 400 комплектов; понтонных парков легких – 535 комплектов; лодок десантных разных – 52577 ед.; катеров и полуглиссеров – 1171 ед.; катеров СП-19 – 205 ед. с комплектом верхнего строения; электростанций разных – 1426 ед. с комплектом сети и инструмента; лесопильных рам и станков – 714 ед.; пил моторных – 3595 шт.; грейдеров разных – 314 ед.; катков – 992 ед.; скреперов и снегоочистителей – 2089 ед. Также было изготовлено и поставлено войскам большое количество минных тралов, копров и дизель-молотов, средств водоснабжения и маскировки, позиционных средств и другой военно-инженерной техники, обеспечивших выполнение боевых задач Красной Армии. Значительное количество сложной техники было взято из народного хозяйства и в частности экскаваторов, скреперов, автомобильных кранов, компрессорных станций.

Одной из важных задач в годы войны являлась организация ремонта. Существенное значение при этом имело наличие рабочих и техников, знающих инженерную технику и технологию ее ремонта, мастерских, обеспеченных станочным оборудованием и приспособлениями, а также запасных частей и ремонтных материалов. В довоенные годы этим вопросам уделялось очень мало внимания, а в отсутствие техников-эксплуатационников и ремонтников в частях профилактический ремонт в войсках был организован неудовлетворительно.

В первый год войны 50% штатной техники практически не использовалась, вследствие этого она являлась обузой для частей и инженерных начальников. Поэтому многие из них стремились как можно скорее составить акт о ее непригодности и списать.

Порядок ремонта инженерных средств и техники был установлен приказом НКО № 176 от 1942 г. С целью разгрузки мастерских фронтовых и армейских складов и баз центрального подчинения ГВИУ КА обязывалось производить ремонт только для инженерных войск, Главного Политического Управления, Главного разведывательного Управления и некоторых других управлений – санитарного, продовольственного и горючего. Управления ВВС, ГАУ, ГУС КА, ГАБТУ, АВТУ и другие обеспечивались только запасными частями, а ремонт обязывались производить в своих мастерских. Был установлен порядок распределения ремонтного фонда на войсковой текущий ремонт и капитальный. Причем инженерная техника, требующая капитального ремонта, отправлялась на центральные базы и склады, а все остальные виды ремонта производились, по возможности, в мастерских при армейских ВТС или фронтовом складе.

При недостатке мощностей мастерских складов и подвижных мастерских (АПРИМ, ОРП) требовалось организовать мастерские на местной базе, используя для этой цели заводы и механические мастерские, привлекая местную рабочую силу. Организация таких мастерских поручалась командованию резервных частей или ВТС армий. На центральных базах и складах был организован серийный выпуск запасных частей.

В целом в годы войны сложилась система ремонтных органов инженерной техники, которая включала: мастерские при окружных и фронтовых складах; объединенные ремонтные поезда (ОРП) находившиеся в подчинении начальников связи фронтов; подвижные авторемонтные автомобильные мастерские (ВАРЭМ) при инженерных частях, соединениях; ремонтные подразделения отдельных парков инженерных машин фронтового подчинения. ОРП имелись во всех фронтах. Ремонтировали они преимущественно технику связи, хотя их оборудование и штатный состав предусматривал ремонт трех видов вооружения: инженерного, связи и химического. Для ремонта инженерных средств ОРП не имели необходимого количества запасных частей и квалифицированной рабочей силы, кроме того они дислоцировались в большинстве случаев в глубоком фронтовом тылу, что также представляло неудобство для ремонта инженерной техники.

Наибольшего успеха в ремонте техники достигли взвода отдельных парков инженерных машин, созданных с 1942 г. в составе каждого фронта. В своем составе они имели две мастерские АПРИМ (на машине ГАЗ-М). За годы войны в каждом таком подразделении был выполнен в среднем следующий объем работ: текущий ремонт автомобилей – 2800 ед.; средний ремонт автомобилей – 90-100 ед.; средний ремонт грейдеров – 10-15 ед.; средний ремонт электростанций – 20-25 шт.; капитальный ремонт тракторов – 40-50 ед. Наибольший объем ремонтных работ осуществлялся войсковыми ремонтными подразделениями и мастерскими, которые были в составе моторизованных инженерных соединений и частей. С лета 1943 г. в моторизованных понтонно-мостовых соединениях и частях сложилась устойчивая система технического обслуживания и ремонта, однако из-за отсутствия поступлений новой техники в войсках в основном выполнялся средний ремонт автомобильной техники, а в отдельных случаях – и капитальный ремонт.

Система технического обслуживания и ремонта в годы Великой Отечественной войны в основном себя оправдала. Принцип осуществления максимального количества ремонтов вооружения и техники непосредственно в районах боевых потерь заслуживает серьезного внимания и в современных условиях. Опыт войны показал, что при массовых потерях техники и вооружения принцип массирования ремонтно-эвакуационных средств имел решающее значение для быстрейшего возвращения в строй максимального количества инженерной техники и восстановления боеспособности войск. Не менее важную роль в техническом обеспечении играло эшелонирование ремонтных средств в ходе операции. Ремонтные средства эшелонировались на всю глубину фронтового тыла. Основным способом ремонта техники и вооружения был агрегатный.
Посмотреть иллюстрации >>>


 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню