инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

1923-1941 ГГ.
ГЛАВА 7.
ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА РККА
В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД
ЭВОЛЮЦИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
Совершенствование оргштатной структуры инженерных войск

Строительство Красной Армии в межвоенный период условно включает три этапа: первый этап (20-е гг.) характеризовался переводом многомиллионной армии военного времени на мирное положение и проведением военной реформы 1924-1925 гг.; на втором (30-е гг.) – осуществлялось перевооружение и техническая реконструкция РККА; в ходе третьего (начало 40-х гг.) – принимались меры по реорганизации и развертыванию вооруженных сил с учетом требований, вытекающих из особенностей начавшейся Второй мировой войны. Советские инженерные войска развивались в качестве составной и неотъемлемой части РККА.

В марте 1921 г. впервые была разработана организационно-штатная структура инженерных войск, как на мирное, так и на военное время. Основной организационной единицей в войсковом звене оставалась отдельная рота. Первая реорганизация инженерных войск после победоносного окончания Гражданской войны, вызванная не только необходимостью перевода армии на мирное положение, но и процессом развертывания стрелковых корпусов и ликвидации бригадного звена управления, была проведена в 1922 г. – в корпусах развертывались саперные батальоны в составе двух саперных рот и инженерного парка; в дивизиях по новым штатам оставалось по одной саперной роте, а в стрелковых полках – по саперной команде; в кавалерийских дивизиях, как и ранее, имелись саперные эскадроны.

По отношению к общей численности Красной Армии, установленной на мирное время, штатная численность инженерных войск с учетом всех войсковых саперов составляла около 5%.
В соответствии с основными положениями реформы 1924-1925 гг., в 1924 г. на Всесоюзном совещании начальников инженеров РККА была намечена программа строительства инженерных войск: в состав территориальных стрелковых дивизий включались отдельные саперные роты
(20 чел. кадрового и 240 чел. переменного состава); в саперно-маскировочном взводе территориального стрелкового полка состояло три сапера-инструктора; в стрелковых корпусах и дивизиях должности корпусных (дивизионных) инспекторов совмещались с должностями командиров саперных батальонов (рот) корпусов (дивизий), однако, в 1927 г. в целях повышения качества инженерной подготовки родов войск эти должности были разделены. К концу 1925 г. в РККА имелось 19 корпусных саперных батальонов, численность инженерных войск составляла 11415 чел. – 2,1% общей численности армии.

Кадровые стрелковые дивизии, входившие в состав корпусов, до 1928 г. саперных рот не имели. С учетом этого в указанное время было увеличено количество рот в корпусном саперном батальоне до четырех. Эти батальоны являлись учебными центрами по специальной подготовке саперных подразделений корпуса. В стрелковом полку создается саперно-маскировочный взвод. В 1928 г. отдельные саперные роты с инженерным парком были сформированы во всех кадровых стрелковых дивизиях. В стрелковых корпусах саперные батальоны стали иметь две саперные роты и инженерный парк.

В кавалерии инженерные войска состояли из отдельных саперных эскадронов в кавалерийских дивизиях и саперно-подрывных взводов в полках.

Инженерные войска окружного и центрального подчинения, состоявшие из небольшого количества отдельных батальонов и рот различного назначения, крепостных инженерных частей, оставались в основном кадровыми. Всего на 1 октября 1927 г. в составе инженерных войск РГК имелось: отдельных саперных батальонов – два, по одному электротехническому и маскировочному батальону; понтонных батальонов 3-х ротного состава – три; понтонных батальонов 2-х ротного состава – два и отдельная гидротехническая рота. В 1926 г. саперные батальоны были переименованы в инженерные.

Развернувшееся в 30-х гг. техническое перевооружение Вооруженных Сил, переход от смешанной к кадровой системе их комплектования, развитие форм и способов вооруженной борьбы обусловили совершенствование организационно-штатной структуры инженерных войск, их количественный и качественный рост. На вооружение инженерных частей стали поступать новые инженерные средства и специальная техника. С целью подготовки необходимых специалистов, эффективного использования техники при выполнении инженерных задач в саперных, инженерных и понтонных частях формировались технические роты и взводы. В декабре 1935 г. принимается новая организация стрелковой дивизии военного времени, в соответствии с которой саперные роты кадровых соединений развертываются в отдельные саперные батальоны. В декабре 1936 г. утверждаются новые штаты инженерных частей стрелковых соединений мирного и военного времени.

Саперный батальон стрелковой дивизии по штату мирного времени имел 245 чел., состоял из управления, учебной роты, саперной роты 3-х взводного состава, технической роты, взвода станции высокого напряжения, парковой роты (понтонного парка), подразделений обслуживания. В военное время численность батальона увеличивалась до 600 чел., количество саперных рот увеличивалось до трех, из его штата исключалась учебная рота. В состав стрелкового полка вместо саперно-маскировочного был включен саперный взвод. В состав отдельного саперного батальона стрелкового корпуса мирного времени входили управление, учебная рота, три саперные роты, техническая рота, взвод станций высокого напряжения, парковая рота с парком НЛП, подразделения управления и обслуживания. Численность личного состава батальона была установлена в 592 чел. На военное время из штата батальона исключалась учебная рота, численность личного состава увеличивалась в полтора раза.

В связи с развертыванием бронетанковых войск в их соединениях вводились должности войсковых инженеров, создавались инженерные части и подразделения. В составе каждого из развернутых в 1938 г. танковых корпусов полагалось иметь понтонно-мостовой батальон, а в отдельной танковой бригаде – моторизованную саперную роту. Саперные подразделения включались и в некоторые артиллерийские части – в состав корпусных тяжелых артиллерийских полков, гаубичных полков и полков большой мощности РГК вводилось по саперному взводу.

Значительное развитие в период технического перевооружения получили специальные инженерные формирования РГК. Основной организационной единицей инженерных войск РГК стал отдельный инженерный батальон, состоявший из двух саперных, технической рот и переправочного парка. Для инженерного обеспечения боевых действий подвижных войск армии и фронта создавались отдельные моторизованные инженерные батальоны в составе трех саперных, технической и парковой рот.

Большое внимание уделялось развитию понтонных частей. Еще в 1929 г. было развернуто два понтонных полка. Перед Великой Отечественной войной они получили на вооружение тяжелые парки СП-19 и к началу войны находились на Дальнем Востоке. Кроме этих полков, началось формирование отдельных моторизованных понтонных батальонов. Для выполнения специальных задач предусматривалось иметь отдельные роты: маскировочные, электротехнические, поражающих станций и полевого водоснабжения.

В начале 40-х гг., с учетом опыта советско-финской войны и боевых действий в Европе, по решению высшего военного руководства РККА инженерные войска РККА подверглись коренной реорганизации, основными направлениями которой стали разработка новой структуры инженерных частей и подразделений на военное время и формирование инженерных и понтонно-мостовых полков как базы мобилизационного развертывания инженерных войск РГК. Инженерные войска Советской Армии накануне войны состояли из войсковых инженерных частей и подразделений, входивших в состав соединений и частей родов Сухопутных войск, армейских инженерных и понтонных частей и частей РГК. Ввиду того, что их численность была признана недостаточной, в предвоенные годы были предприняты меры к усилению инженерных войск: увеличивались штаты частей и подразделений, формировались новые, совершенствовалась их организация.

В стрелковый полк с июня 1940 г. была введена саперная рота в составе двух саперных взводов, отделения питания и станции водоснабжения: 96 чел., комплект ТЗИ, четыре малые надувные лодки, две мотопилы, восемь ранцевых огнеметов, восемь миноискателей. В кавалерийском полку имелся саперный взвод, в кавалерийской дивизии – саперный эскадрон, на вооружении которого состоял парк НЛП.

В стрелковой дивизии в состав отдельного саперного батальона в конце 1939 г. была введена третья саперная рота. По штатам военного времени он, кроме того, должен был иметь технический взвод, взвод техники особой секретности (ТОС), переправочный парк. Батальон такого состава (521 чел.), имея на вооружении противотанковые и противопехотные мины, элементы МЗП, дизель-молот, зарядно-осветительную и силовую электростанции, лесопильные станки и мотопилы, миноискатели, комплект ТЗИ, парк МдПА-3 и другие средства, мог производить любые виды инженерных работ. В артиллерийских полках стрелковой дивизии предусматривалось иметь по отделению водоснабжения, а в разведывательном батальоне – саперно-переправочное отделение. Общее количество саперов в стрелковой дивизии (вместе с саперными подразделениями частей) составляло 4,1% всего ее личного состава. В составе горно-стрелковой дивизии имелся саперный батальон (две саперные и парковая роты, технический взвод), в горно-стрелковом полку – саперная рота.

В стрелковом корпусе в военное время предусматривалось иметь сильный по составу и возможностям отдельный саперный батальон (901 чел.), включающий три саперные, техническую роты и переправочный парк. Пять взводов технической роты (дорожно-позиционный, мостовой, лесозаготовительный, электротехнический, полевого водоснабжения) оснащались в необходимом количестве машинами и агрегатами для механизации инженерных работ (четыре грейдера, два канавокопателя, два катка, два кустореза, два окопокопателя, восемь рипперов, два компрессора, два копра, две электростанции, две лесопильные рамы, два лесопильных станка, полтора комплекта МдПА-3, водолазную станцию и др.). Кавалерийский корпус инженерных частей не имел.

В артиллерийских полках и отдельных дивизионах особой мощности РГК, а также в корпусных тяжелых артиллерийских полках предполагалось иметь по саперному взводу. В штат артиллерийских противотанковых бригад формирования 1941 г., вводился отдельный минно-саперный батальон из двух саперных рот и парковой роты минирования и заграждений.

Сильные инженерные части и подразделения предусматривались штатами бронетанковых войск. В танковых полках, мотострелковом полку танковой дивизии, а также в отдельных танковых бригадах имелось по саперной роте, в мотострелковых и артиллерийском полках моторизованной дивизии – по саперному взводу. В танковую дивизию был введен моторизованный понтонно-мостовой батальон (832 чел.) с комплектом парка Н2П и средствами механизации мостостроительных работ, в моторизованной дивизии – легкий инженерный батальон (402 чел.). В состав механизированных корпусов, формирование которых началось с 1940 г., вводился отдельный моторизованный инженерный батальон (664 чел.), имевший для механизации дорожных и лесозаготовительных работ 18 грейдеров, шесть бульдозеров, две лесопильных станка, 13 мотопил, две электростанции АЭС-3.

Инженерные подразделения включались и в состав ВДВ: воздушно-десантная бригада имела саперно-подрывную роту, а парашютно-десантный батальон – такой же взвод.

Таким образом, саперные и инженерные части и подразделения предусматривалось иметь в соединениях и частях всех родов войск. Достаточно многочисленные и хорошо технически оснащенные, они могли обеспечить их самостоятельность в инженерном отношении.

В апреле 1941 г. был введен штат военного времени, в соответствии с которым саперные батальоны соединений, понтонные и инженерные части в приграничных военных округах пополнялись солдатами и сержантами приписного состава из находящихся в запасе. Однако к началу войны в инженерных войсках продолжал сохраняться некомплект личного состава.

Принимались меры по увеличению количества инженерных частей армейских и РГК, повышению их специальной подготовки. Генеральным штабом и ГВИУ был разработан комплект инженерных частей общевойсковой армии военного времени в составе: инженерный батальон, моторизованный понтонно-мостовой батальон, гидротехническая, полевого водоснабжения, маскировочная, электротехническая отдельные роты, отряд глубокого бурения, отдельный резервный парк Н2П, запасный инженерный полк, запасная рота особой техники. Этот комплект был рассчитан на инженерное обеспечение армейской операции штатными инженерными частями армии. Лишь при действиях армии на главном направлении фронта или в особо трудных условиях ей могло потребоваться усиление инженерными частями РГК.

В августе 1940 г. Главное военно-инженерное управление (ГВИУ) предложило план реорганизации инженерных войск, в соответствии с которым предполагалось развернуть дополнительные инженерные части для усиления армейского комплекта, а на военное время предусмотреть формирование инженерных частей, предназначенных для усиления фронтов и армий, действующих на главных направлениях, для повышения качества боевой и специальной подготовки инженерных частей и подразделений, создания базы их мобилизационного развертывания предлагалось вместо имевшихся инженерных и понтонных батальонов сформировать полки. Предложения ГВИУ были учтены при разработке плана развертывания инженерных частей. После утверждения в январе 1941 г. Наркомом обороны штатов армейских и РГК инженерных частей были утверждены, в февраля-апреле проводилась реорганизация инженерных частей армейского и окружного подчинения – вместо отдельных инженерных и понтонно-мостовых батальонов создавались аналогичные полки РГК. Инженерные полки формировались по штатам для западного и горного ТВД.

Инженерный полк (1092 чел.) состоял из управления, школы младшего командного состава, моторизованного инженерного, инженерного и технического батальонов, легкого переправочного парка. В состав технического батальона входили электротехническая, маскировочная и гидротехническая роты. Всего для Западного ТВД было сформировано 14 полков, для горного – четыре. С объявлением мобилизации каждый полк формировал моторизованный инженерный, два инженерных батальона, три отдельные специальные роты и один-два взвода «ТОС», при семи инженерных полках развертывались отряды глубокого бурения.

Моторизованные понтонно-мостовые полки РГК (924 чел.) состояли из управления, школы младшего комсостава, одного кадрового, двух кадрированных понтонно-мостовых батальонов и технической роты. При мобилизации понтонно-мостовой полк формировал три понтонно-мостовых батальона и отдельный резервный армейский парк.

Всего по мобилизационному плану за двое-десять суток предусматривалось развернуть 27 инженерных батальонов, 20 моторизованных инженерных батальонов, 43 понтонно-мостовых батальона, два отдельных маскировочных батальона, 18 отдельных маскировочных рот, 26 электротехнических рот, четыре роты полевого водоснабжения, 19 гидротехнических рот, пять отдельных понтонных рот, семь отрядов глубокого бурения, 23 взвода «ТОС», 25 инженерно-строительных батальонов и семь управлений военно-инженерного строительства.

Кроме инженерных и понтонно-мостовых полков, к началу войны в военных округах имелось два тяжелых понтонно-мостовых полка СП-19, отдельный понтонный батальон, отдельный маскировочный батальон, гидротехническая рота и рота полевого водоснабжения.

Большинство инженерных частей находилось в приграничных, главным образом, западных округах. Всего в Ленинградском, Прибалтийском, Западном, Киевском и Одесском округах имелось 10 инженерных, 10 понтонных полков и девять батальонов, четыре батальона находились в составе 19-й и 20-й армий. Значительное количество инженерных частей – девять полков и шесть батальонов были сосредоточены в Дальневосточном фронте и Забайкальском военном округе.

Таким образом, в 1940-1941 гг. проводилась большая работа по перестройке инженерных войск, направленная на увеличение их количества, совершенствование их организации, на подготовку базы для развертывания армейских и РГК инженерных частей различного назначения. Большое внимание уделялось повышению возможностей войскового звена инженерных войск. Саперные и инженерные части и подразделения предусматривалось иметь в соединениях и частях всех родов войск. Достаточно многочисленные и хорошо технически оснащенные, они могли обеспечить их самостоятельность при ведении боевых действий в инженерном отношении.

Всего к началу войны в Красной Армии насчитывалось 398 отдельных саперных, инженерных, понтонных батальонов (эскадронов) дивизий и корпусов, которые до весны 1941 г., содержались по штатам мирного времени. Инженерные части механизированных, воздушно-десантных корпусов и артиллерийско-противотанковых бригад находились в различной степени укомплектованности, соответствовавшей укомплектованности этих соединений. К началу войны ни одна инженерная часть этой категории не была развернута по полному штату. Накануне войны степень укомплектованности инженерных войск войскового звена стрелковых войск была изменена – по решению правительства все дивизионные и корпусные саперные батальоны приграничных и ряда внутренних округов были развернуты по штатам военного времени и в апреле 1941 г. направлены на строительство укрепленных районов на западной границе Союза ССР.

На военное время основной организационной единицей инженерных войск считался батальон. Соединений (бригад) создавать не предполагалось, хотя теоретически была доказана целесообразность иметь их в составе комплекта войск РГК, и опыт применения инженерных войск в советско-финляндской войне подтверждал это мнение.

Совершенствование средств инженерного вооружения

Наряду со строительством инженерных войск большое внимание в межвоенный период уделялось и совершенствованию средств инженерного вооружения.

В 20-е годы велись инженерные работы по созданию труднозатопляемого имущества – ТЗИ (Н.А. Косимов), средств водоснабжения (Н.Ф. Галовтин), подрывных средств (Б.А. Эпов,
Д.В. Чернышев), маскировочных средств (М.Н. Затонский, Б.В. Баданин, Д.М. Щеглов,
Е.В. Пустовалов, С.В. Хлудов), дорожных машин (И.Р. Раинчик, И.П. Волнухин), средств механизации фортификационных работ (Г.Н. Тимонов, В. Лакстрем).

Принятие на вооружение новых инженерных средств, а затем всестороннее изучение опыта их применения в войсках при решении задач инженерного обеспечения позволили разработать в 1939 г. под руководством военных инженеров Д.М. Карбышева и Г.П. Чистякова «Систему инженерного вооружения», в соответствии с которой предусматривалось создать и принять на вооружение средства для устройства заграждений и проделывания проходов, преодоления водных преград, механизации земляных работ, полевого водоснабжения и общего назначения.

При создании средств устройства заграждений основное внимание уделялось противотанковым минам, так как бронетанковые войска превратились в главную ударную силу сухопутных войск. В результате напряженной работы творческих коллективов ученых и предприятий военной промышленности войска получили в 1929 г. противотанковую мину Т-IV, в 1935 г. – ТМ-35, с учетом опыта советско-финской войны – ТМ-35М, ТМ-39, ТМД-40, ПМЗ-40. Также была разработана противотанковая мина МИГ-35, поражавшая бронированные цели на дальностях в несколько десятков метров, однако из-за сложности технической реализации не принятая на вооружение.

Значительно меньше внимания уделялось развитию противопехотных мин – основное внимание уделялось самодельным минам (фугасам), изготавливаемым в войсках с использованием имеющихся взрывателей, подрывных шашек, артиллерийских снарядов и ручных гранат. Велась разработка «выпрыгивающей» осколочно-заградительной мины на основе 152-мм снаряда – ОЗМ-125. Накануне войны прошли успешные испытания фугасы тактического (ФТД) и оперативного (Ф-10) предназначения, приведение в действие которых осуществлялось по радио, начали поступать новые противопехотные мины ПМК-40 и ПМК-6.

В 30-х гг. начались работы по созданию средств преодоления минно-взрывных заграждений – минных тралов: катковых и цепных тралов с вращающимися барабанами и стальными цепями с гирьками для танка Т-26. Принимается на вооружение первый индукционный миноискатель (ИЗ) для обнаружения металлических противотанковых мин, усовершенствованный с учетом его применения во время советско-финской войны.

По мере внедрения в войска все более тяжелых образцов бронетанковой техники и артиллерии совершенствовались средства преодоления водных преград: переправочные парки на надувных лодках (МдПА-3) грузоподъемностью до 14 т заменяются парками Н2П (мостовая конструкция под грузы 24 т, паромы до 50 т) и НЛП (мостовые и паромные конструкции грузоподъемностью до 16 т), тяжелый парк СП-19, предназначенный для наводки железнодорожных двух путных транспортных мостов под грузы до 120 т, разборные металлические мосты РММ-1, РММ-3, РММ-4. Для моторизации новых понтонных парков был разработан буксирно-моторный катер БМК-70.

Для обеспечения десантной переправы войск, ведения разведки водных преград и выполнения вспомогательных работ применялись десантная лодка А-3 грузоподъёмностью до 5 т., малая надувная лодка ЛМН и индивидуальный плавательный костюм ПКТ. В 1940 г. была принята на снабжение десантная надувная лодка ЛГ-12 на 12 чел., имеющая более высокую живучесть чем лодка А-3 и деревянная складная лодка ДСЛ из водостойкой фанеры. Все типы лодок могли использоваться не только как самостоятельные переправочные средства, но и как плавучие опоры паромов и лёгких мостов с простейшим верхним строением, изготовляемым силами войск из местных материалов.

В межвоенные годы инженерные войска получили и средства механизации дорожных работ: кусторезы, снегоочистители, грейдеры, бульдозеры и другую технику. Почти все они представляли собой прицепное или навесное оборудование к трактору С-60. Для механизации лесозаготовительных работ принимается на вооружение лесопильная рама РП-55 и ее модернизированный вариант РПМ, разборный лесопильный станок ЛСР, моторные цепные пилы МП-300.

Интенсивно проводилась разработка электротехнических средств – передвижной зарядно-осветительной станции АЗС-1 для оснащения штабов и других объектов, АЗС-3 трехфазного тока для электрификации инженерных работ, Э-1, АЭ-1 – для электризации проволочных заграждений.

Получают развитие специальные покрытия для маскировки военной техники. Создаются складные и надувные макеты пулеметов, орудий, танков, самолетов, летние и зимние маскировочные костюмы для разведчиков и снайперов, табельные сетки, сети и маски для маскировки военной техники и оборонительных сооружений.

Инженерные войска получили новое оборудование для полевого водоснабжения – средства разведки воды, ее очистки и хранения, водоподъемные средства. Так, в войсках появились ручные насосы «Красный факел», ячеисто-ленточный водоподъемник ЯЛВ, трубчатые колодцы (мелкий – МТК, глубокий – ГТК), обеспечивающие подъем воды с глубин соответственно до 7 и 30 метров.

В целом, в предвоенные годы была проделана большая работа по повышению технического оснащения войск средствами инженерного вооружения.

Наличие большинства типов средств не соответствовало табельным потребностям развёртывания Советской Армии на военное время. Так, обеспеченность понтонными парками Н2П составляла 53%, парками НЛП – 48%, электростанциями не более 30%, грейдерами 35%, лесопильными рамами и станками – 36%, компрессорными станциями – 46%, буровыми станками – 18% потребности. Низкой была обеспеченность инженерными боеприпасами
(12-18%). Их наличие в войсках приграничных округов составляло всего 498371 противотанковых мин, 4154 т взрывчатых веществ, 1518 приборов управляемого минирования Ф-10 и 10 комплектов радиостанций управления РУС-3 при наличии 13 взводов спецминирования. Запасы в резерве Главного Командования были также незначительные:
86,5 тыс. шт. противотанковых, 5 тыс. противопехотных мин и 2033 т взрывчатых веществ, а острая нехватка транспортных средств значительно затрудняла маневр инженерными силами и средствами при выполнении возникающих задач.

Следует также отметить, что из всех имеющихся в войсках средств инженерного вооружения около 75% их накануне Великой Отечественной войны было размещено на складах на территории приграничных округов. С началом боевых действий такое расположение инженерных складов привело к значительным потерям и ещё больше усложнило проблему обеспечения войск инженерными средствами.

Таким образом, в предвоенные годы была проделана большая работа по разработке и внедрению в войска различных типов средств инженерного вооружения, что позволило по-новому подходить к решению задач инженерного обеспечения боя и операции. Главным направлением в развитии машин инженерного вооружения, а также некоторых других групп средств явилось использование народнохозяйственных их типов с последующей доработкой.
В тех условиях это содействовало дальнейшему оснащению инженерных войск землеройной и дорожной техникой, электротехническими средствами и средствами обеспечения водой. Машин инженерного вооружения, созданных по специальным тактико-техническим требованиям, в войсках было мало, прежде всего из-за отсутствия необходимой промышленной базы, поэтому наиболее совершенные средства, разработанные в 1939-1941 гг., в большинстве своем были представлены опытными образцами.

Принятой на снабжение инженерных войск народнохозяйственной техники, в связи с ограниченными мощностями машиностроительных заводов, в войсках также недоставало – за 1940 г. в СССР было выпущено в общей сложности 300 экскаваторов, 100 бульдозеров, 2100 скреперов и 31600 тракторов всех марок. Следует отметить – при изготовлении некоторых средств инженерного вооружения, прежде всего мин, понтонных парков, разборных мостов использовались материалы и конструктивные элементы, массовое производство которых в условиях военного времени было затруднено, что потребовало перестройки технологического процесса уже в ходе начавшейся войны, явившейся новым этапом в развитии средств инженерного вооружения.

Центральные органы управления инженерными войсками

В связи с переводом инженерных войск на мирное положение, в соответствии с приказом РВСР от 18 февраля 1921 г., управление всеми вопросами военно-инженерного и технического дела, в том числе бронетанкового и автомобильного, сосредоточивалось в Главном военно-инженерном управлении РККА, по оперативно-строевым вопросам подчинявшемуся Главкому, а по вопросам снабжения – Главному начальнику снабжений РККА.

В соответствии с уточненным штатом (приказом РВСР № 1529 от 16 июля 1921 г.) ГВИУ включало: 14 отделов, финансовую часть и инженерный комитет. Начальник ГВИУ являлся одновременно начальником инженерных и технических сил Красной Армии. Инспекция инженеров Полевого штаба РВСР была расформирована. В мае 1921 г. бронечасть выводится из ГВИУ и развертывается в самостоятельное управление начальника бронесил РККА, в конце 20-х гг. из инженерного ведомства выводится и автодело, что приводит к сокращению численности личного состава и количества отделов ГВИУ.

Одновременно уточняются функции инженерных органов управления в окружном (фронтовом и армейском) звеньях. На окружное военно-инженерное управление (ВИУ) возлагается руководство инженерно-техническими войсками округа, всеми видами строительства, эксплуатацией зданий и снабжением войск инженерно-техническими средствами. По штатам от 26 июля 1922 г. ВИУ округа (фронта, отдельной армии) состояло из управления, нескольких частей (строевой, инженерного снабжения, необоронительных сооружений и квартирного довольствия войск), канцелярии и обоза. Начальник управления являлся одновременно начальником инженеров округа (фронта, армии).

В 1924 г. ГВИУ расформировывается, на его базе создается Военно-инженерная инспекция, которая сначала входила в Инспекторат Красной Армии, а затем в состав Главного управления РККА, и два отдельных управления – Военно-техническое и Военно-строительное, подчиненные управлению начальника снабжений РККА.

Главным органом управления являлась Военно-инженерная инспекция, которую вначале возглавлял инспектор инженеров РККА Н.Е. Коросташевский, а с октября 1924 года –
А.Д. Малевский. На инспекцию возлагалось руководство боевой подготовкой инженерных войск и их мобилизационным развертыванием, участие в рекогносцировках и планировании мероприятий по инженерной подготовке территории государства к войне, контроль за оборонительным строительством на театрах военных действий, разработка наставлений, руководств и инструкций по основным отраслям военно-инженерного искусства.

Военно-техническое управление под руководством И.А. Халепского ведало снабжением войск средствами инженерного вооружения. На военно-строительное управление, которым руководил Я.И. Весник, возлагались задачи по руководству оборонительным, морским и аэродромным строительством на ТВД, а также необоронительным строительством. Для решения общих вопросов оперативного оборудования театров военных действий в штабе РККА был развернут отдел инженерной подготовки ТВД.

В эти же годы принимаются меры по повышению степени научной обоснованности по созданию новых средств инженерного вооружения. В связи с этим в 1926 г. Военно-инженерный полигон переформировывается в Научно-испытательный инженерно-технический полигон РККА.

Перестройке подверглись и окружные военно-инженерные управления. Одновременно уточнялись обязанности соответствующих должностных лиц. На начальника инженеров округа возлагались задачи по руководству боевой подготовкой, а в пограничных округах – по рекогносцировке и планированию инженерной подготовки вероятных ТВД. Строительные и снабженческие функции были переданы в соответствующие отделы округов.

Со временем выявилась отрицательная сторона принятой структуры управления – вопросы, относящиеся к военно-инженерному делу, оказались раздробленными между несколькими учреждениями, что без соответствующего координирующего центра усложняло решение задач укрепления боевой мощи Вооруженных Сил в инженерном отношении. Реорганизация началась в феврале 1932 г., когда на базе Военно-инженерной инспекции и отдела оборонительного строительства ВСУ было создано Управление начальника инженеров (УНИ) РККА, на которое возлагалось руководство военно-инженерной подготовкой ТВД, а также специальной подготовкой родов войск. Вопросы аэродромного строительства из ВСУ передаются в ведение Управления ВВС РККА, а вопросы необоронительного строительства во вновь созданное Строительно-квартирное управление РККА. Вследствие этого Военно-строительное управление расформировывается.

В 1933 г. в УНИ РККА передаются снабженческие функции, ранее сосредоточенные в Военно-инженерном управлении (ВИУ), созданном на базе ВТУ в 1931 г. для разработки новых военно-технических средств. По этой причине в 1933 г. ВИУ также подверглось расформированию.
В 1935 г. Управление начальника инженеров РККА реорганизуется в Инженерное управление РККА, ставшее единым органом Наркомата обороны СССР по развитию и обеспечению Красной Армии средствами инженерного вооружения, руководству инженерной подготовкой родов войск и оборонительным строительством. Начальник управления являлся одновременно начальником инженеров РККА. С мая 1930 по май 1937 г. инспектором инженеров РККА, а затем начальником инженеров РККА был комкор Н.Н. Петин, с мая 1937 г. начальником ИУ РККА стал комдив
И.П. Михайлин, а с октября 1939 г. – полковник И.А. Петров.

В связи с возрастанием объемов работ по теоретическому обоснованию новых средств инженерного вооружения в 1935 г. на базе Научно-испытательного инженерно-технического полигона создается Научно-исследовательский институт инженерной техники РККА.

Реорганизации подвергся и окружной инженерный аппарат: в 1932 г. в приграничных военных округах вместо отделов были образованы управления начальников инженеров округа (армии), во внутренних округах сохранялись отделы инженерных войск. В составе управлений армий были развернуты инженерные отделы во главе с начальниками инженеров армии.

В начале 40-х гг. вновь проводится реорганизация центральных органов управления инженерными войсками: в июле 1940 г. Инженерное управление РККА преобразуется в Главное военно-инженерное управление (ГВИУ) РККА, ставшее центральным органом Народного Комиссариата Обороны СССР «по инженерной подготовке театров военных действий, оборонительному строительству, обеспечению Красной Армии и укрепленных районов инженерным имуществом». Начальник ГВИУ являлся и начальником инженерных войск
Красной Армии.

ГВИУ имело три управления (военно-инженерной подготовки, оборонительного строительства, инженерного вооружения и заказов) и технический совет. Контроль за боевой и специальной подготовкой инженерных войск и инженерной подготовкой родов войск осуществляла военно-инженерная инспекция во главе с генерал-инспектором инженерных войск, входившая в состав Главной инспекции РККА. Непосредственно перед войной в марте 1941 г. Управление оборонительного строительства было выделено из ГВИУ и подчинено непосредственно заместителю НКО маршалу Б.М. Шапошникову. Начальниками ГВИУ являлись: до марта 1941 г. – комбриг А.Ф. Хренов, а затем генерал-майор инженерных войск Л.З. Котляр.

Необходимо отметить, что структура центральных, окружных и армейских органов управления строилась применительно к условиям мирного времени и не обеспечивала устойчивое руководство боевой деятельностью инженерных войск. Вопросы инженерного обеспечения боя и операции, а также общее руководство инженерными войсками возлагались на общевойсковые штабы и полевые управления оперативных объединений.

Боевое применение инженерных войск

В межвоенный период значительное развитие получили теория инженерного обеспечения боевых действий и боевого применения инженерных войск. Главным здесь становилось определение комплекса задач инженерного обеспечения оборонительных и наступательных действий войск, а также разработка способов их выполнения применительно к требованиям глубокой операции и боя. Основу теории инженерного обеспечения операций разработал
Д.М. Карбышев. Большой вклад в решение этой проблемы внесли военные инженеры
Е.В. Александров, Г.Г. Невский и др.

Всем комплексом инженерных мероприятий предусматривалось создавать условия для наиболее эффективного использования родами войск своих боевых возможностей. Конкретные рекомендации по выполнению отдельных инженерных задач и созданию группировок инженерных войск разрабатывались с учетом организационно-штатной структуры войск и поступления на вооружение перспективной техники, а не реальной их оснащенности в предвоенный период. Поэтому многие из этих рекомендаций в годы войны были уточнены. Часть положений предвоенной теории инженерного обеспечения боя и операции была подтверждена последующей боевой практикой.

В предвоенные годы инженерными войсками был получен и определенный опыт обеспечения боевых действий.

В вооруженном конфликте на КВЖД участвовали инженерные войска Особой Дальневосточной армии (начальник инженеров А.П. Бандин).

В ходе наступления саперы обеспечивали продвижение войск: вели инженерную разведку, участвовали в штурме огневых точек и укреплений противника, разрушали железнодорожные пути, затрудняя маневр бронепоездам врага и отход его эшелонов. Вместе с разведчиками 5-й кавбригады, обходившей чжалайнорскую группировку врага с юго-востока, действовали бойцы саперного эскадрона. Они обеспечили переправу бригады через р. Аргунь, а при выходе кавалерии к железной дороге подорвали рельсы, отрезав путь отхода вражеским бронепоездам и эшелонам с войсками.

В боях 18-го стрелкового корпуса по уничтожению чжалайнор-маньчжурской группировки саперы вместе с пехотой блокировали и уничтожали вражеские огневые точки, бетонированные блиндажи. Здесь были созданы, по существу, первые штурмовые группы, получившие широкое распространение в последующих боевых операциях советских войск. На захваченных у противника позициях саперы подрывали огневые сооружения, наблюдательные пункты, убежища и другие долговременные сооружения.

За храбрость и умелые действия 16 воинов инженерных войск были награждены орденом Красного Знамени. Среди них командир 18-го отдельного корпусного саперного батальона
В.В. Злобин (посмертно), командир взвода этого батальона И.А. Левин, старшина роты
Л. Сыров, командиры отделений М. Бубнов, А. Шайдуров, саперы С. Астафьев, М. Вагин и другие.

В 1938 г. в боях у оз. Хасан войска приобрели первый опыт инженерного обеспечения наступательного боя стрелкового корпуса. Менее чем через год, в ходе боевых действий на р. Халхин-Гол в Восточной Монголии советским войскам пришлось решать задачи инженерного обеспечения наступательной операции, проводимой соединениями 1-й армейской группы против 6-й японской полевой армии в пустынно-степной местности.

При подготовке операции для связи с плацдармом на реке было построено и наведено
12 мостов. В результате переправа войск, в том числе танковых бригад, готовившихся к сокрушительному удару, прошла успешно. Впервые в боевых условиях здесь был применен парк Н2П. Ударами авиации и артиллерийским огнем противник беспрерывно разрушал переправы, но понтонеры тут же восстанавливали. В конце июля наплавной мост из понтонного парка Н2П в очередной раз частично был затоплен огнем вражеской артиллерии. Тогда было принято оригинальное решение затопить весь мост. Понтоны сели на грунт, и вода поднялась на
30-40 см выше настила. Этот подводный мост в течение полугора месяцев обеспечивал устойчивую переправу в условиях частых налетов авиации противника.

Больших усилий потребовало и преодоление заграждений. Большую сноровку и личное мужество проявили саперы при проделывании проходов в минных полях противника для атаки огнеметных танков.

В боях с японскими захватчиками у оз. Хасан многие части и подразделения показали образцы мужества и героизма. Два бойца инженерных войск (B.C. Раков и В.М. Виневитин) были удостоены звания Героя Советского Союза. При этом младший командир В.С. Раков, умело руководивший в боях взводом 23-го саперного батальона, первым в инженерных войсках был удостоен этого звания. Большая группа воинов инженерных войск была награждена орденами и медалями.

За мужество и боевое мастерство, проявленные в боях на р. Халхин-Гол, орденом Ленина был награжден командир саперной роты старший лейтенант В.С. Зарубин; орден Красного Знамени вручен начальнику инженеров 1-й армейской группы майору А.Т. Говорову, дивизионному инженеру 57-й стрелковой дивизии капитану А.Ф. Жучкову, командирам саперных рот старшим лейтенантам А.Д. Демидюку и Н.Ф. Котикову, командирам взводов лейтенантам К.В. Яковлеву и Н.И. Нестерову.

Наиболее суровой проверке инженерные войска подверглись в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. В этой войне был получен первый опыт прорыва мощных долговременных укреплений т.н. «линии Маннергейма». В условиях суровой и многоснежной зимы штурмовые группы, в состав которых входили саперы-подрывники, обеспечивали захват и уничтожение многоярусных пулеметных и артиллерийских огневых сооружений противника. Только с 12 по 20 февраля саперы 7-й и 13-й армии подорвали 320 сооружений, из них 90 мощных железобетонных ДОСов и наблюдательных пунктов и 230 каменно- и деревоземляных огневых точек. В ходе наступления инженерные части и подразделения прокладывали пути движения всем родам войск через мины, фугасы, завалы, надолбы, разрушения и водные преграды.

Родина высоко оценила их вклад в общую победу Красной Армии. Высокого звания Героя Советского Союза удостоились полковник А.Ф. Хренов, лейтенант Н.И. Румянцев, политрук
Ф.П. Коренчук, младшие лейтенанты Н.Я. Кучеров и П.В. Усов и др. За образцовое выполнение боевых заданий командования ряд частей инженерных войск были награждены орденом Красного Знамени.

Помимо боевых, инженерные войска участвовали в решении важных народно-хозяйственных задач, в ликвидации последствий аварий и стихийных бедствий: в строительстве высоководного моста через Днепр участвовал 5-й отдельный понтонный батальон; за ликвидацию пожара на Майкопском нефтяном промысле корпусной инженер К.С. Калугин, командир инженерной роты В.А. Копылов, командир отделения В.Н. Емельянов, красноармейцы Н.И. Евсиков и В.А. Кипров постановлением Президиума ЦИК СССР от 9 апреля 1931 г. стали первыми военнослужащими Красной Армии, награжденными орденами Ленина.

Военно-инженерная подготовка территории государства в межвоенный период заключалась в создании приграничных долговременных укреплений, (укрепленных районов), дорог и мостов для движения и маневра войск, пунктов управления оперативных объединений, а также объектов базирования и развертывания войск ПВО, ВВС и ВМФ.

Строительство укрепленных районов в приграничных районах СССР осуществлялось в два этапа, которые были связаны с изменением государственной границы.

Первый этап (1928-1939 гг.) заключался в возведении укрепленных районов (УР) на старой государственной границе от Баренцева моря до Тихого океана.

Второй этап (1940-1941 гг.) включал разработку плана долговременного укрепления новой западной государственной границы и его реализацию.

Всего на старой западной границе на сухопутном фронте был построен 21 укрепленный район с 4164 долговременными огневыми сооружениями (ДОС). Из них 1028 ДОС в восьми УР, возведение которых было начато в 1938-1939 гг., были только забетонированы.

На новой границе также строился 21 УР, в которых к началу воины удалось построить 1200 железобетонных огневых сооружений (из 4 тыс. по плану), из которых в полную боевую готовность было приведено лишь 575.

В целом, западная граница СССР была прикрыта только на 17%. Строящимися УР планировалось прикрыть 1780 км границы, а боеготовые узлы обороны занимали по фронту только 300 км. С начала строительства укрепленных районов на новой границе, вооружение старых УР было демонтировано. Кроме совершенствования западной границы, укрепленные районы возводились или модернизировались в Закавказье, Забайкалье и на Дальнем Востоке (всего 18 УР).

В Прибалтике, а также западных областях Белоруссии и Украины принимались меры по улучшению сети дорог, особенно в полосах укрепленных районов, было спланировано создание единой системы шоссейных дорог на всей территории Прибалтийского, Западного и Киевского особых военных округов, развернулась реконструкция старых и строительство новых грунтовых дорог в местах расположения войск, выдвинутых в новые районы в связи с изменением государственной границы. Однако из-за недостатка сил, средств и времени к началу войны многого из запланированного сделать не удалось.

Кроме работ по возведению системы укреплений на приграничных рубежах, в 30-е гг. было развернуто строительство защитных сооружений различного назначения в глубине страны (крупных подземных пунктов управления, узлов связи, подземных убежищ ПВО и других объектов).

Военно-инженерное образование

Внедрение в инженерные войска новых средств инженерного вооружения резко повысило требования к подготовке военных инженеров. После завершения Гражданской войны подготовка командных кадров высшей квалификации для инженерных войск осуществлялась в Военно-инженерной академии (ВИА). Специалисты среднего звена готовились в Петроградской, Московской, Киевской и Казанской военно-инженерных школах, Высшей школе маскировки (до 1924 г.) и электротехнической школе. В военных округах были созданы военно-инженерные курсы для подготовки командиров саперных взводов из младших командиров сверхсрочной службы.

Подготовка офицерских кадров с 1922 г. осуществлялась в ВИА на трех факультетах: фортификационно-строительном, военных сообщений и геодезическом. Электротехнический факультет в 1921 г. был передан в созданную в это время Военно-электротехническую академию. Срок обучения с осени 1921 г. увеличивается до 4 лет; для выпускников становится обязательным разработка и защита дипломных проектов. В 1923 г. в связи с ликвидацией Военно-электротехнической академии электротехнический факультет вновь входит в состав Военно-инженерной академии. Осенью 1924 г. геодезический факультет переводится в Московский геодезический институт. В начале 1925 г. принимается решение об объединении Артиллерийской и Военно-инженерной академий в одну – Военно-техническую академию РККА, в составе которой Военно-инженерная академия просуществовала до 1932 г. как фортификационно-строительный (с 1929 г. – инженерный) факультет.

В связи с ростом технической оснащенности РККА Комиссия Обороны при СНК 21 мая 1932 г. приняла решение о развертывании из факультетов Военно-технической академии ряда академий РККА: в соответствии с приказом Реввоенсовета от 13 мая 1932 г. № 39 на базе инженерного факультета Военно-технической академии и Высшего инженерно-строительного училища воссоздается Военно-инженерная академия с дислокацией в Москве в составе факультетов: командного, морского строительства, фортификационного, инженерного вооружения, геодезического и военно-промышленного строительства. С 1936 г. подготовка велась на трех факультетах: командно-инженерном (в составе трех отделений – сухопутного, морского, вооружений); геодезическом; военного оборонительного и промышленного строительства.

В академии, возглавляемой командармом II ранга Г.В. Зиновьевым (1932-1934 гг.), комкором И.И. Смолиным (1934-1937 гг.) и генерал-лейтенантом инженерных войск А.С. Гундоровым (1937-1942 гг.), преподавали и вели научно-исследовательскую работу видные инженерные начальники и крупные ученые. Ученые и выпускники академии разработали соответствующую уровню развития военного искусства систему укрепления государственных границ, типы и конструкции долговременных фортсооружений, вопросы организации производства работ по их возведению; обосновали систему инженерного вооружения РККА; заложили основы теории инженерного обеспечения и тактики инженерных войск; внедрили теорию расчета сооружений методами теории упругости; единую геодезическую систему и методы уравнивания триангуляции.

Ученые академии принимали участие в проектировании и строительстве таких крупных строек, как Днепрогэс, Магнитогорск, Кузнецкстрой, Волховстрой, Комсомольск-на-Амуре, Московский метрополитен, автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде, тракторный завод в Челябинске и др. Наличие в составе преподавателей академии плеяды крупных ученых давало возможность на высоком уровне вести обучение, готовить высококвалифицированных специалистов для инженерных войск.

Перед Великой Отечественной войной в 1940 г. структура ВИА была вновь перестроена. Она стала состоять из командно-инженерного, инженерного вооружения, фортификационно-строительного и геодезического факультетов. Все специальные кафедры были включены в их состав.

Значительная работа по военно-инженерной подготовке общевойсковых командиров и командиров родов войск проводилась военно-инженерными кафедрами Военной академии им. М.В. Фрунзе, Артиллерийской академии, Военной академии механизации и моторизации, Военной академии Генерального штаба РККА.

Большое внимание уделялось и подготовке командиров среднего звена. Во второй половине
20-х гг. широко развернулась подготовка офицеров запаса в системе гражданских учебных заведений. Велась подготовка офицеров запаса из числа лиц, имевших высшее и среднее техническое образование – они призывались на один год для службы в армии, проходили соответствующее обучение и сдавали экзамены за полный курс военного училища. Такой подход позволил сократить количество военно-инженерных школ: к 1930 г. ликвидируются Киевская и Казанская школы, а в 1932 г. Ленинградская и Московская объединяются в одну Ленинградскую военно-инженерную школу. В военных округах были созданы военно-инженерные курсы для подготовки командиров саперных взводов из младших командиров сверхсрочной службы.

Количественный роста личного состава Красной Армии и расширение оборонительного строительства привели к образованию в инженерных войсках большого некомплекта среднего комсостава. В марте 1937 г. Ленинградская школа была преобразована в военно-инженерное училище, а в сентябре открывается Московское военно-инженерное училище с трехлетним сроком обучения, готовившее командиров взводов саперных и понтонных частей. Ленинградское училище, кроме этих специальностей, готовило командиров-механиков и электриков. В 1940 г. были развернуты Борисовское и Черниговское, в мае 1941 г. – Златоустовское военно-инженерные училища.

Для подготовки младших командиров в инженерных частях войсковых и окружного (РГК) подчинения создавались учебные подразделения, комплектуемые за счет численности тех частей, для которых готовился этот командный состав. В последующем учебные подразделения были преобразованы в батальонные школы младших командиров.

Значительный вклад в разработку и внедрение в войска новых средств инженерного вооружения внесли ученые и инженеры Инженерного полигона. Расширение задач полигона потребовало изменения его структуры и увеличение штатов. В 1925 г. Инженерный полигон переформировывается в Научно-испытательный технический полигон в составе шести лабораторий: электроизмерительных приборов, электрофизической, фотометрической, технохимической, прожекторно-минной, механического транспорта и взрывчатых веществ. В его состав на правах отдела включается Институт маскировки. Для проведения испытаний формируется полигонная рота.

Основным в содержании боевой и политической подготовки инженерных войск в период технического перевооружения Красной Армии становится овладение личным составом новой инженерной техникой для эффективного обеспечения боевых действий, воспитания бойцов и командиров подлинными мастерами своего дела и патриотами Родины.

Инженерно-техническое обеспечение

Межвоенный период явился временем коренного технического перевооружения советских инженерных войск, что вызвало необходимость разработки новых направлений инженерно-технического обеспечения: техническое обслуживание инженерных машин, организацию всех видов их ремонта, в том числе с эвакуацией инженерной техники с поля боя. Возникла потребность в подготовке технических специалистов инженерных войск.

В связи с переводом Красной Армии на кадровую основу в июне 1940 г. Инженерное управление было переформировано в ГВИУ РККА, в котором вопросами снабжения перед войной ведало управление инженерного вооружения и заказов. В военно-инженерных управлениях округов были созданы отделы снабжения. В армиях вопросами снабжения занимались инженерные отделы, в корпусах, дивизиях и полках эту работу выполняли корпусные и дивизионные инженеры, начальники инженерной службы полков.
Для хранения средств инженерного вооружения в войсках округов была развернута сеть инженерных складов. Окружные (фронтовые) склады инженерного имущества и взрывчатых веществ (ВВ) располагались отдельно. В то время от окружных складов планировалось выделение головных отделений для удобства снабжения армий средствами инженерного вооружения. В армейских инженерных складах имелись отделения ВВ как филиалы базового склада. Дивизионных складов иметь не предлагалось.

Определилась система восстановления средств инженерного вооружения. Текущий ремонт шанцевого инструмента осуществлялся при армейских складах. Ремонт более сложных средств инженерного вооружения (переправочные, маскировочные, средства полевого водоснабжения и др.) осуществлялся в мастерских при фронтовых складах. Средний и капитальный ремонт агрегатов и механизмов производилось на центральных базах и заводах. Ремонт автотракторной базы инженерных машин и станций осуществлялся восстановительными органами автотракторной службы Красной Армии. Таким образом, единой системы восстановления инженерной техники перед войной создано не было. Скорее всего, причиной стало то обстоятельство, что она только начала поступать в войска.

Дальнейшее развитие инженерно-технического вооружения получило в годы Великой Отечественной войны.
Посмотреть иллюстрации >>>


 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню