инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

1918-1922 ГГ.
ГЛАВА 6.
СОЗДАНИЕ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК РККА
ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА РККА
Формирование оргштатной структуры инженерных войск

Инженерные войска РККА до середины 1918 г. комплектовались на добровольческих началах, а затем на основе обязательной военной службы путем призыва и мобилизации, что обусловило своеобразие в строительстве инженерных войск на каждом из этих этапов. В начале первого этапа инженерные подразделения и части создавались по инициативе армейского командования и комплектовались солдатами-добровольцами из состава инженерных войск старой армии. В связи с глубоким вторжением германской армии на территорию России военное руководство Советской Республики потребовало осуществлять массовое разрушение дорог и мостов, уничтожать все, что может достаться врагу. Для выполнения этой задачи небольшие саперные и подрывные команды были созданы в некоторых красногвардейских отрядах, вступивших в бой с немцами под Псковом и Нарвой, на Украине и на Дону. В условиях военного времени потребность в подобных инженерных формированиях постоянно возрастала.

Дальнейший рост количества инженерных войск был связан с развертыванием оперативных объединений Красной Армии – Северного, Западного, а в последующем Южного и Северо-Восточного участков завесы, Петроградского и Московского оборонительных районов. Первые из них (участки завесы) представляли собой группы частей и отрядов, находившихся на демаркационной линии с германскими войсками. В их состав включались различные инженерные формирования: в составе Гатчинской группы войск находились 1-й и 2-й конно-подрывные отряды, в Петрограде в 1-м пехотном корпусе РККА – прожекторная рота, в Витебской группе – подрывная команда, в Оршанской – 1-й Оршанский инженерный отряд, в Брянской – 1-й Московский инженерный отряд и команда подрывников. Все эти формирования имели различную организацию и численность.

Одновременно в штаты штабов участков завесы и некоторых отрядов вводились должности военных инженеров, на которых возлагались задачи по разведке железнодорожных линий и мостов в районах, занимаемых отрядами, расчету потребного количества взрывчатых веществ для их разрушения в случае возобновления наступления германских армий.

В условиях развертывания гражданской войны Советская Республика нуждалась в массовых вооруженных силах со строгой организацией и централизованным управлением. В соответствии с введенными 26 апреля 1918 г. штатом, в состав дивизионного инженерного батальона входили: три инженерно-саперные, прожекторная, техническая роты и инженерный парк. В батальоне насчитывалось 916 чел. В технической роте имелись дорожное, мостовое и минно-подрывное отделения. В бригадах по штату требовалось иметь саперную роту, а в полку – саперную команду.

Первые штаты закладывали основу для создания регулярных инженерных войск. Всего по плану, утвержденному советским правительством в мае 1918 г., предусматривалось развернуть 88 инженерных батальонов пехотных дивизий, из них 28 для внеочередных соединений, формируемых в участках завесы и Московском оборонительном районе, остальные – для
60 дивизий, формируемых в военных округах. Для формирования намеченного количества частей и подразделений не хватало специалистов и средств инженерного вооружения, в связи с чем во втором полугодии 1918 г. советское правительство объявило призыв рабочих, служивших в инженерных войсках старой армии, а с июля 1918 г. декретом СНК запрещалось использовать специалистов инженерных войск для укомплектования пехотных частей.

Согласно штату, определенному приказом РВСР № 220 от 13 ноября 1918 г., каждая стрелковая дивизия должна была иметь инженерный батальон в составе двух саперных, прожекторной, дорожно-мостовой рот и инженерного парка, предназначенного для хранения и подвоза инженерного имущества. Штатная численность батальона составляла 1263 чел. В стрелковую бригаду входила отдельная саперная рота численностью 361 чел., а в стрелковый полк – саперная команда из 63 чел. Командир инженерного батальона являлся одновременно дивизионным инженером, а командир саперной роты стрелковой бригады – бригадным инженером. В кавалерийской дивизии штатом от 11 декабря 1918 г. предусматривалось иметь технический эскадрон (саперный взвод, взвод связи), в кавалерийском полку – подрывное отделение.

В годы Гражданской войны ни одна из дивизий Красной Армии и ее инженерные части не имели установленной численности и вооружения, не везде в полной мере была реализована их организационная структура. Например, в состав стрелковых дивизий Восточного фронта в
1919 г. входили инженерные батальоны, но в бригадах не было саперных рот. На Южном фронте, наоборот, дивизионные инженерные батальоны расформировались для того, чтобы сформировать из них бригадные саперные роты. На Западном фронте были сформированы как дивизионные инженерные батальоны, так и отдельные роты стрелковых бригад. Прожекторные роты в инженерные батальоны дивизий из-за отсутствия материальной части не включались.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий войск в годы Гражданской войны показал, что когда дивизии проводят наступление в широких полосах, а их бригады действуют по отдельным направлениям, батальонная организация инженерных войск соединений не в полной мере отвечает маневренным условиям вооруженной борьбы. Поэтому уже в конце 1919 г. в дивизиях вместо инженерных батальонов стали формироваться отдельные роты: две саперные и две инженерные (дорожно-мостовые). В бригадах и полках организация инженерных подразделений осталась прежней.

Указанная организация войсковых инженерных частей и подразделений окончательно была утверждена штатами стрелковых дивизий военного времени, введенными в марте 1921 г. В состав кавалерийских корпусов и дивизий включались отдельные саперные эскадроны, а в кавалерийские бригады – саперные полуэскадроны.

В ходе боевых действий стала очевидна необходимость иметь сильные формирования инженерных войск в Резерве Главного Командования, поэтому, наряду с развертыванием войскового звена инженерных войск, в конце 1918 г. – первой половине 1919 г. началось создание специальных частей РГК, предназначенных для централизованного их использования фронтовым и армейским командованием: были сформированы моторно-понтонный, четыре понтонных, два электротехнических батальона, две отдельные маскировочные роты, минно-подрывная бригада в составе трех минно-подрывных дивизионов, инженерного парка и пулеметной команды. В дальнейшем количество инженерных частей и подразделений РГК постоянно возрастало. Одновременно шел процесс реорганизации некоторых из них. К концу 1920 г. в РГК имелось: инженерных батальонов – восемь, отдельных саперных батальонов – один, отдельных саперных рот – одна, минно-подрывных дивизионов – один, подрывных команд – 25, маскировочных рот – шесть, понтонных батальонов – шесть, моторно-понтонных батальонов – один.

Для выполнения оборонительных работ в армиях и фронтах создавались военно-строительные формирования, развертываемые по типу аналогичных управлений старой армии, унаследовав от них и соответствующее наименование – Управление отдельного руководителя работ. В
1919 г. они были реорганизованы в Военно-полевые строительства (ВПС).

На время работ ВПС придавались военно-рабочие части: рабочие инженерные дружины, военно-рабочие бригады и батальоны, созданные по типу формирований старой армии, а также части тылового ополчения из местного населения. Одновременно с ВПС формировались военно-дорожные строительства и отряды. К концу 1920 г. в Красной Армии насчитывалось
48 ВПС, из них 28 на Западном, Юго-Западном, Кавказском и Туркестанском фронтах, остальные – в военных округах.

Важное значение для формирования инженерных войск и повышения их боеспособности имела планомерная подготовка рядового и младшего командного состава по различным специальностям, организуемая в запасных инженерных частях. До конца 1918 г. инженерные формирования комплектовались, в основном, за счет лиц, служивших в инженерных войсках старой армии, а также прошедших подготовку в системе Всеобуча. В октябре 1918 г. с целью подготовки резервов для действующей армии в военных округах началось создание запасных частей, в том числе инженерных.

На основе утвержденных штатов к августу 1919 г. в военных округах были сформированы: пять запасных инженерных батальонов, инженерная рота, понтонный батальон, понтонная рота, прожекторный дивизион, минно-подрывной батальон, маскировочная рота, электротехнический батальон, огнеметная рота, и учебно-опытный минный дивизион. Инженерные батальоны организационно входили в запасные стрелковые бригады, которые формировались в каждом военном округе. Почти одновременно по тем же штатам формировались запасные инженерные части во фронтах и армиях. К концу года в действующей армии имелось пять запасных инженерных батальонов и семь армейских запасных инженерных рот.

Таким образом, к концу Гражданской войны Красная Армии располагала частями и подразделениями по всем основным инженерным специальностям. Значительно возросла их численность. Так, если на 10 мая 1918 г. в инженерных войсках имелось 4360 чел. (1,4 % численности РККА), то на 1 января 1921 г. – 116 700 чел. (2,76 %).

Совершенствование средств инженерного вооружения

В первые годы строительства советские инженерные войска имели средства инженерного вооружения, доставшиеся им в наследство от старой армии: средства производства фортификационных работ – шанцевый инструмент, колючая проволока, земленосные мешки; переправочные средства – весельно-понтонные парк Томиловского, мотопонтонный парк Неговского; легкие переправочные средства – поплавки Полянского, вьючные разборные парусиновые лодки, а также мешки Иолшина, предназначенные для переправы кавалеристов и разведчиков; подрывные средства – пироксилиновые шашки, в незначительном количестве тротил, бикфордов шнур, капсюли-детонаторы, небольшое количество подрывных машинок.

Средства механизации работ по прокладке дорог, строительству фортификационных сооружений практически отсутствовали.

Для ускоренной разработки новых средств инженерного вооружения в условиях Гражданской войны было принято решение развернуть военно-инженерный полигон. Мотивировалось это тем, что создаваемые инженерные войска требовали новых средств инженерного вооружения.

С этой целью 6 октября 1919 г. приказом Реввоенсовета Республики при Главном военно-инженерном управлении был учрежден военно-инженерный полигон (в настоящее время – ЦНИИИ ИВ МО РФ) в составе девяти чел. Сразу стало понятно, что полигон в таком составе не мог решить возложенные на него задачи, а потому в последующем его численность была доведена до 181 чел. В состав полигона входило пять лабораторий, мастерские, конструкторская группа и технический отдел. Первым начальником полигона был назначен
Б.А. Симбирский.

Центральные и оперативные органы управления инженерными войсками

Одновременно с созданием советских инженерных войск происходило становление органов инженерного управления. В марте 1918 г. в штаб при Высшем военном совете вводится должность инженера с канцелярией на шесть должностей, которая в мае канцелярия реорганизуется в управление инспектора инженеров с возложением функций по руководству разработкой планов инженерного оборудования ТВД, строительством и применением инженерных войск. Первым инспектором инженеров назначается военный инженер генерал-лейтенант В.В. Мальков-Панин, а с июля до сентября 1918 г. эту должность исполнял
А.П. Шошин, назначенный 2 сентября инспектором инженеров Полевого штаба РВСР и находившийся на этой должности до конца Гражданской войны.

В феврале 1918 г. Главное военно-техническое управление преобразовывается в Центральное военно-техническое управление РККА (ЦВТУ) во главе с генерал-лейтенантом
А.К. Овчинниковым составе организационно-распределительной, заготовительной частей, части снабжения, общей части и инженерного комитета.

Для оперативного руководства вопросами инженерной обороны Советской Республики при ЦВТУ в марте 1918 г. создается Коллегия по инженерной обороне в составе крупных ученых и видных специалистов в области военно-инженерного искусства. Ее председателем был назначен выдающийся военный инженер профессор К.И. Величко. Потребность в повышении степени технической оснащенности войск обусловила преобразование инженерного комитета ЦВТУ в Технический комитет для разработки новых образцов инженерной техники.

В связи с созданием Центрального управления по снабжению Красной Армии, в его ведение передавались все довольствующие управления. Поэтому в июне 1918 г. ЦВТУ приказом Наркомвоенмора № 445 от 15 июня 1918 г. было реорганизовано в Главное военно-инженерное управление (ГВИУ): «Передать в подчинение Центрального Совета снабжений нижеследующие довольствующие управления военного ведомства: … 2) Центральное Военно-Техническое управление, которое вместе с сим переименовать в Главное Военно-инженерное Управление и в состав которого включить Военную Авточасть и Совет по управлению автоброневыми силами (Центробронь), а также управление военного Радиотелеграфа». Однако на практике включение в состав ГВИУ тех или иных управлений технических войск заключалось, в основном, в расширении направлений снабжения действующей армии инженерными и техническими средствами вооружения. Более того, Центробронь, ведавшее бронепоездами, отрядами бронеавтомобилей и трофейных танков, входило в ГВИУ на правах самостоятельного управления. В мае 1919 г., в соответствии с приказом РВСР, железнодорожная служба передается в Штаб железнодорожных войск Республики, а служба связи в октябре этого же года – в Управление связи РККА.

Подчинение ГВИУ начальнику снабжений РККА существенным образом принизило его роль как центрального органа инженерного ведомства. В сентябре 1918 г. принимается решение освободить ГВИУ от выполнения оперативных и мобилизационных задач и оставить в его ведении лишь вопросы, связанные с решением технических проблем, что привело к ликвидации Коллегии по инженерной обороне Республики и передаче ее функций созданной в Оперативном управлении Всероссийского Главного штаба Инженерной части по обороне Республики, которая в октябре 1918 г. была преобразована в Отделение по инженерной обороне.

В ходе реорганизации ЦВТУ в ГВИУ в последнем вместо четырех частей было создано
12 отделов по видам инженерного или технического имущества: фортификационно строительный, необоронительных сооружений, пионерно-позиционно-дорожный, электромеханический, подрывной, телеграфно-телефонный, минно-судовой, радиотелеграфный, железнодорожный, автомобильный, приемок и складов, административно-хозяйственный. Технический комитет преобразуется в Инженерный комитет. Одновременно постоянные комиссии Коллегии по инженерной обороне реорганизуются в пять секций при Инженерном комитете: фортификационную, необоронительных сооружений, электротехническую, механическую, специального образования. По принятому в декабре 1918 г. штату ГВИУ имело девять отделов: пионерно-позиционный, подрывной, минно-судовой, радиотелеграфный, телеграфно-телефонный, железнодорожный, автомобильный, электромеханический, приемок и складов.

Наряду с центральными органами, в годы Гражданской войны получили свое развитие и оперативные органы управления инженерными войсками. С учреждением в мае 1918 г. военных округов, в них формируются окружные военно-технические управления (ОВТУ), ведавшие инженерным снабжением войск, казарменно-эксплуатационной службой, складами, а в ряде округов и строительством полевых укрепленных районов. Летом 1918 г. ОВТУ реорганизуются в Окружные военно-инженерные управления, на которые стали возлагаться задачи не только по организации производства и снабжения войск средствами инженерного вооружения, но и формированию и обучению резервных инженерных частей и соединений.

По мере создания армий и фронтов в них создавались отделы инспектора инженеров, для руководства оборонительным строительством во фронтах учреждается должность главного руководителя работ со своим управлением, подчиненного инспектору инженеров. Боевая практика выявила необходимость усиления инженерного руководства в действующей армии, поэтому в июле 1919 г. РВСР вместо инспектора инженеров фронта и армии ввел должности начальников инженеров фронтовых и армейских объединений, подчиненных соответствующим командующим, а не штабам, как это было ранее. Таким образом, был повышен статус начальников инженеров. При начальниках инженеров создавались инженерное управление фронта в составе 30 чел. и инженерное управление армии со штатом 23 чел. В управлении снабжения фронта имелось управление инженерного снабжения, а у начальника снабжения армии – отделение инженерного снабжения.

Таким образом, в годы гражданской войны была создана стройная система центральных и оперативных инженерных органов управления.

Боевое применение инженерных войск

Гражданская война знаменовала собой начало нового этапа не только в развитии организационно-штатной структуры инженерных войск, но и в их боевом применении. Значительное влияние на этот процесс оказали особенности Гражданской войны, которая велась на всей территории страны, огромных по протяженности фронтах и носила, в отличие от Первой мировой войны, четко выраженный маневренный характер.

С 1918 г. в связи с иностранной военной интервенции и активизацией вооруженных сил контрреволюции основные силы РККА вынуждены были вести стратегическую оборону. Активность боевых действий в этих условиях достигалась проведением контрнаступательных операций.

Инженерное обеспечение оборонительных действий Красной Армии включало весь комплекс соответствующих задач, сложившихся в годы Первой мировой войны, с учетом маневренного характера боевых действий. Только в борьбе за удержание крупных административно-политических центров и важных стратегических районов (Петроград, Царицын, Каховский плацдарм), оборона приобретает черты позиционности. В обороне основные задачи инженерного обеспечения сводились к созданию заграждений и производству разрушений на путях наступления врага, фортификационному оборудованию позиций войск, укрепленных рубежей и районов в оперативном тылу. Важное значение имело оборудование и содержание путей снабжения и эвакуации, а также маневра силами и средствами в ходе оборонительных боев и операций.

Впервые инженерные войска вступили в борьбу с врагом в феврале-марте 1918 г. при отражении наступления германской армии на широком фронте против немногочисленных отрядов советских войск. В тех условиях единственным эффективным способом задержки противника являлись производство разрушений на железных дорогах, взрыв мостов и другие подобные мероприятия диверсионного характера. Для выполнения этих задач на запад направлялись подрывные команды и группы. Так, приказом по Западному фронту от 23 февраля 1918 г. указывалось на необходимость формирования из всех родов войск специальных отрядов и направления их к Жлобину и Калинковичам с задачей задержать противника, уничтожить мосты, портить пути сообщения на направлениях его возможного наступления.

При отходе из Борисова подрывные команды частей Красной Армии повредили мост через Березину. На пути наступления противника к Себежу были взорваны все мосты. Эффективными оказались совместные действия подрывных групп и партизанских формирований в тылу германских войск, в результате чего были взорваны мосты и искусственные сооружения на железных дорогах в районах Полоцка и Пскова, на линиях Полоцк – Невель, Полоцк – Дно, Псков – Нарва. При этом разрушались не только станционные и другие путейские здания, но и важные оборонные объекты.

В октябре 1918 г. в Петрограде была развернута минно-подрывная бригада, выполнявшая задачи в полосах Северного и Западного фронтов до мая 1919 г. В последующем ее минно-подрывные дивизионы в качестве отдельных частей были приданы армиям Западного фронта для устройства заграждений.

30 мая 1919 г. Председатель Советского правительства В.И. Ленин утвердил «Положение по разрушению железнодорожных линий, оставляемых при отходе противнику». В результате практической реализации этого «Положения» масштабы разрушений на важных коммуникациях значительно возросли: при отходе саперы взрывали мосты, водокачки, станции, участки железнодорожных путей, особенно на направлениях, где действовали бронепоезда противника, шоссейные и грунтовые дороги, линии связи, а также портовые сооружения, причалы, пристани на судоходных реках и другие важные объекты. Наиболее широко разрушения применялись в 1920 г. при отходе советских войск на польском фронте. В это время было разрушено более 2000 км железнодорожного пути, 85 мостов и 59 железнодорожных станций. В результате этого темпы продвижения противника значительно снизились, а отходившие войска получили дополнительное время на подготовку и занятие оборонительных рубежей.

Важную роль в успешном отражении «психических» атак отборных частей противника играли противопехотные проволочные заграждения, широко применяемые при переходе советских войск к позиционной обороне. Появление у противника танков привело к необходимости устройства и противотанковых заграждений, в том числе минно-взрывных. Например, в апреле 1920 г. войска 14-й армии использовали фугасы при оборудовании оборонительных позиций в районе Днепровско-Бугского лимана. В конце мая-июне этого года инженерные подразделения дивизий 13-й армии (начальник инженеров Б.Н. Матов) устанавливали фугасы на возможных путях атак танков и бронемашин противника при оборудовании своих позиций на направлениях выхода из Крыма в Таврию, а в последующем – при отходе и закреплении на рубеже Херсон, Бердянск. На танкоопасных направлениях устраивались рвы, ловушки и устанавливались управляемые заграждения из связок ручных гранат и фугасов. Подобным образом устраивались заграждения и на Каховском плацдарме, что позволило отразить танковый удар вражеских войск.

Наиболее полно фортификационное оборудование позиций войск стало проводиться после перехода от эшелонной войны к боевым действиям в полевых условиях силами армейских и фронтовых объединений РККА. По мере развертывания боевых действий против белых армий войска перешли от самоокапывания пехоты к созданию опорных пунктов, оборудованных групповыми окопами, часто неполного профиля. Линия оборудованных таким образом опорных пунктов, располагаемых на важных в тактическом отношении высотах, узлах дорог и населенных пунктах, составляла рубеж обороны. В тех немногих случаях, когда войска Красной Армии переходили к позиционной обороне, они использовали опыт Первой мировой войны. Наиболее показательной в этом отношении явилась организация обороны Каховского плацдарма, где были подготовлены три позиции, основу которых составляли стрелковые окопы, пулеметные площадки, блиндажи, ходы сообщения, прикрытые с фронта проволочными сетями, противотанковыми рвами и фугасами. Части 51-й стрелковой дивизии, оборонявшей плацдарм, занимали все позиции. При этом три стрелковые бригады первого эшелона занимали передовую и основную позиции, а четвертая бригада составляла резерв, обеспечивая удержание предмостной (третьей) позиции.

В маневренных условиях вооруженной борьбы при отсутствии сплошных фронтов, тыловые оборонительные рубежи широкого применения не нашли. Их роль выполняли полевые укрепленные районы. Однако при прорыве на север армий Деникина была предпринята попытка создать глубокую систему оборонительных рубежей в тылу Южного фронта в огромном стратегическом районе, границы которого проходили через Москву, Витебск, р. Днепр, Чернигов, Воронеж, Тамбов и Шацк. Во исполнение решения Совета Рабочей и Крестьянской обороны об укреплении этого района Реввоенсоветом Республики 22 сентября 1919 г. был издан приказ об организации Московского сектора, прикрывавшего главное направление на Москву. В этом секторе предусматривалось строительство четырех оборонительных рубежей, включавших важные населенные пункты, оборудуемые в инженерном отношении как узлы обороны. Почти каждый узел, независимо от того, на каком рубеже он находился, подготавливался к круговой обороне, чтобы исключить внезапные удары рейдовых конных отрядов противника с тыла.

К строительству тыловых оборонительных рубежей Московского сектора было привлечено более 20 тыс. местного населения и около 120 тыс. бойцов из гарнизонных и полевых частей и соединений. В связи с сокрушительным разгромом ударных группировок войск Деникина в конце 1919 г. работы по созданию рубежей были прекращены.

В ходе Гражданской войны начали складываться и основы боевого применения инженерных войск в обороне. Определился рациональный состав группировок инженерных войск и принципы их использования: в дивизиях группировка инженерных войск включала саперные подразделения, придаваемые полкам первого эшелона, и подразделения, выделяемые в резерв. Саперные подразделения, выделяемые для обеспечения действий первого эшелона, привлекались к строительству закрытых сооружений для пулеметов, устройству проволочных заграждений и оборудованию командных пунктов. Инженерный резерв предназначался для решения внезапно возникающих задач. Возведение тыловых оборонительных рубежей и полевых укрепленных районов возлагалось на управления военно-полевых строительств.

В годы Гражданской войны советские войска получили и значительный опыт инженерного обеспечения наступления. В тех случаях, когда наступление советских войск начиналось с преодоления поспешно занятой очаговой обороны противника, объем инженерных мероприятий по обеспечению боевых действий был незначителен. Более сложные задачи перед инженерными войсками возникали при обеспечении преодоления сильно укрепленных позиций. В частности, такая задача решалась в 1920 г. силами Западного и Юго-Западного фронтов (начальник инженеров Западного фронта П.В. Викентьев, Юго-Западного – Ю.Ю. Рустейко) при прорыве обороны белополяков, созданной на позициях, оставшихся после Первой мировой войны. Эти позиции были оборудованы сплошными траншеями и прикрыты многорядными проволочными заграждениями. Для обеспечения прорыва саперные подразделения включались непосредственно в боевые порядки наступающих войск.

В некоторых соединениях Западного фронта, например, в 16-й стрелковой дивизии 15-й армии отдельные саперные роты бригад повзводно придавались полкам. Продвигаясь в первых рядах атакующих цепей, саперы проделывали проходы в препятствиях, разрушали огневые сооружения сосредоточенными зарядами и обеспечивали продвижение артиллерии через оборонительные линии. В июльском наступлении 1920 г. в войсках, в частности, в полосе 33-й стрелковой дивизии 15-й армии Западного фронта, для порыва укрепленных позиций были использованы в небольшом количестве трофейные танки. Обеспечивали их продвижение саперы.

Прорывать мощную эшелонированную оборону и форсировать широкую водную преграду – Сивашский залив пришлось войскам Южного фронта в Перекопско-Чонгарской операции при овладении Крымом в ноябре 1920 г. Перекопский перешеек был пересечен Турецким валом высотой 8 м и рвом перед ним глубиной до 10 м и шириной до 40 м. Здесь противник создал глубокую систему обороны, состоявшую из трех сильно укрепленных позиций.

Главный удар в операции наносили войска 6-й армии (начальник инженеров армии
А.Д. Малевский), которые должны были атаковать перекопские позиции с фронта и в тоже время частью сил переправиться вброд через Сиваш и ударить противнику в тыл. Соединениям
4-й армии (начальник инженеров Г.П. Чистяков) предстояло наступать на Чонгар.

Особое внимание при прорыве обороны противника на Перекопском перешейке уделялось преодолению заграждений. В 51-й стрелковой дивизии, наносившей удар на этом направлении, было развернуто четыре эшелона стрелковых цепей с включением в каждую из них саперов для проделывания проходов в заграждениях противника. Особое значение придавалось действиям первой волны, в состав которой включались ударные группы, состоявшие из пехотинцев, артиллеристов, саперов и специально обученных резке проволоки бойцов. На эти группы возлагалась задача по дооборудованию проходов, проделанных артиллерией в проволочных заграждениях для пропуска первой волны пехоты и обеспечению штурма опорных пунктов противника. Проходы, предназначенные для пропуска бронемашин, делались уширенными. Последующие волны пехоты, используя проделанные проходы, действуя перекатом, должны были овладеть Турецким валом.

Как показал штурм Перекопа, наиболее сложной задачей являлось преодоление заграждений в глубине вражеской обороны. Например, когда полки 152-й Ударной бригады при поддержке броневиков достигли рва, то на крутом его склоне встретили совершенно не разрушенную огнем густую сеть проволочных заграждений и вынуждены были прекратить атаку. Только в ходе ночного штурма, после того, как инженерные подразделения проделали проходы, мощный оборонительный рубеж врага был прорван. Создание ударных групп, состоявших из пехотных, артиллерийских и саперных подразделений с подрывными средствами, явилось прообразом штурмовых групп и отрядов, получивших широкое применение в последующих боевых действиях советских войск. Кроме того, саперы обеспечивали продвижение атакующих войск прокладкой колонных путей для артиллерии и кавалерии.

Не меньшие трудности представляло преодоление Сиваша для нанесения удара во фланг и тыл перекопской группировки противника. Силами саперных отрядов, выделенных от передовых бригад 15-й и 52-й стрелковых дивизий, были разведаны и обозначены вехами броды, усилены топкие места, что способствовало успешному преодолению Сиваша наступающими войсками.

Важное значение в годы Гражданской войны имело обеспечение высоких темпов продвижения войск после завершения прорыва обороны противника, для чего выполнялись ремонт и содержание существовавшей сети грунтовых дорог для транспортных средств на конной тяге, особенно артиллерии. Наибольшие трудности при обеспечении маршей возникали в условиях распутицы или зимой. Например, значительный объем дорожных работ выполнили инженерные части в ходе освобождения севера страны от англо-американских интервентов: только в январе 1919 г. при наступлении на Шенкурск 7-й инженерный отряд проложил для артиллерии колонный путь протяженностью 250 км при глубине снежного покрова до 1,5 м, для чего саперами был изготовлен деревянный снегоочиститель на конной тяге.

Немногочисленные инженерные части не своими силами справиться с большим объемом дорожных работ, поэтому для их выполнения привлекались подразделения всех родов войск и местное население. В конце войны к содержанию фронтовых путей стали привлекать ВПС и военно-дорожные отряды, сформированные для этих целей. При обеспечении действий бронепоездов, являвшихся средством фронтового командования, главные усилия инженерных войск направлялись на восстановление железнодорожных путей и мостов. Так, в 15-й армии Западного фронта в 1920 г. для восстановления железнодорожной магистрали в районе Полоцка привлекались 47-я отдельная саперная рота, дорожно-мостовая рота 16-го инженерного батальона и сборный конно-саперный отряд.

Одним из важнейших инженерных мероприятий в ходе стратегического преследования противника являлось обеспечение форсирования водных преград, в том числе (Волга, Кама, Днепр и др.). В условиях маневренной войны основным способом преодоления водных преград становится форсирование их с ходу с широким использованием местных переправочных и подручных средств. В случае разрушения противником мостов передовые эшелоны пехоты переправлялись обычно десантом на лодках и плотах с целью захвата плацдармов на противоположном берегу. Для этих целей широко использовались штурмовые мостики на поплавках Полянского.

При сильном течении штурмовые мостики после развертывания их на водной преграде закреплялись якорями. Большое внимание уделялось обеспечению достижения внезапности форсирования, для чего заготовку и сосредоточение необходимых переправочных средств саперы производили ночью и выдвигали их к урезу воды под прикрытием темноты или дымов. После захвата плацдарма на противоположном берегу реки для переправы дивизионной артиллерии наводились наплавные мосты. В последующем на армейских и фронтовых путях строились мосты на жестких опорах.

При форсировании рек с планомерной подготовкой инженерные части проводили детальную разведку участков форсирования, готовили местные переправочные средства, собирали плоты и штурмовые мостики из подручных средств и поплавков Полянского. При наличии времени к местам форсирования выдвигались понтонные батальоны, на которые возлагались задачи по наведению десантных, паромных, а затем и мостовых переправ. Так было при форсировании Днепра в районе Каховки: для сообщения с правым берегом Днепра в районе Каховского плацдарма были наведены два понтонных моста грузоподъемностью 3,5 т и 5 т, наплавной мост на плотах из бревен под грузы 5 т, а также использовались четыре парома грузоподъемностью от 8 до 10 т. На паромах переправлялась тяжелая артиллерия и бронемашины. Все переправы содержались 3-м понтонным батальоном Юго-Западного фронта.

С переходом к проведению наступательных операций на большую глубину возникала задача последовательного преодоления ряда водных преград. Например, войска Западного фронта во время войны с белополяками в ходе наступления преодолели такие широкие реки, как Березина, Неман, Западный Буг и Висла. В условиях проведения подобных операций роль местных и подручных средств существенно возрастала, так как рассчитывать на своевременную переброску понтонных парков с одной водной преграды на другую не приходилось. В тех случаях, когда понтонные парки удавалось своевременно сосредоточить у водных преград, они использовались в основном для наведения мостов и переправы по ним вторых эшелонов фронтов и армий.

В операциях Гражданской войны большое внимание уделялось закреплению захваченных рубежей. Основной формой решения этой задачи являлось превращение всех наиболее крупных административно-промышленных центров и узлов коммуникаций на освобожденной территории в полевые укрепленные районы. Так, в ходе операций против армий Колчака ВПС возвели Оренбургский, Уфимский, Челябинский, Троицкий и др. укрепленные районы, которые обеспечивали надежную защиту, находившихся в них войск, а также использовались в качестве плацдармов для наступления, что во многом способствовало разгрому противника.

В комплексе задач, решаемых инженерными войсками, появляются и новые, обусловленные развитием средств и способов вооруженной борьбы. Так, с появлением в действующей армии авиации, они стали привлекаться к подготовке и маскировке посадочных площадок и полевых аэродромов.

Опыт инженерного обеспечения боевых действий в годы Гражданской войны подтвердил, что его эффективность в значительной степени зависит от наличия и рационального применения инженерных сил и средств. Наиболее полно решались задачи инженерного обеспечения в тех случаях, когда войска получали значительное инженерное усиление. Например, Западный фронт перед наступлением против белополяков был усилен инженерным и понтонным батальонами РГК, минно-подрывным дивизионом, саперной, маскировочной и минно-подрывной ротами. Наряду с этим он получил шесть военно-полевых строительств и шесть военно-дорожных отрядов. К началу наступления 14 июля 1920 г. фронт имел с учетом войсковых частей и подразделений 18 инженерных батальонов, 56 отдельных рот различного назначения и два саперных эскадрона. В ноябре 1920 г. в Перекопско-Чонгарской операции для выполнения инженерных задач в полосах действий 4-й и 6-й армий Южного фронта привлекалось два инженерных батальона РГК, 12 дивизионных инженерных батальонов, два понтонных батальона, 40 отдельных бригадных саперных рот, 13 эскадронов и другие подразделения.

Увеличивались плотности инженерных войск в наступлении. Группировка инженерных войск дивизии включала, как правило, инженерно-саперные подразделения со средствами взрывания, действовавшие в боевых порядках частей первого эшелона для устройства проходов при прорыве укрепленных рубежей противника, дорожные подразделения, а в ряде случаев приданные отряды военно-полевых строительств, выполнявшие задачи по прокладке и содержанию путей в войсковом тылу. К концу войны становится правилом выделение инженерных резервов. Инженерные и строительные части, находившиеся в распоряжении начальников инженеров армий и фронтов, обычно использовались централизованно для обеспечения форсирования водных преград и строительства полевых укрепленных районов.

В завершающих операциях войны основные силы инженерных войск чаще стали привлекаться к выполнению тех инженерных задач, которые определяли успех боевых действий войск. Например, во второй половине сентября 1920 г. в 6-й армии, располагавшей 14 саперными батальонами, пятью дорожно-мостовыми ротами и двумя понтонно-мостовыми батальонами, после успешного форсирования Днепра почти все инженерные силы были направлены на усиление укреплений на захваченном плацдарме и содержание переправ. В последующем эти тенденции стали основополагающими принципами боевого применения инженерных войск.

Кроме выполнения боевых задач, инженерные войска внесли весомый вклад в восстановление железных дорог, промышленных предприятий, населенных пунктов, являясь основным ядром трудовых армий, создававшихся для этих целей в годы и после окончания Гражданской войны. Личный состав инженерных частей РККА, воспитывавшийся на основных традициях русской армии, в годы войны проявил массовый героизм и беззаветную преданность своему воинскому долгу: свыше 100 воинов инженерных войск были награждены орденом Красного Знамени, около 30 инженерных частей и подразделений удостоились Почетных революционных Красных Знамен.

Военно-инженерная подготовка территории страны

В начале Гражданской войны содержание мероприятий по военно-инженерной подготовке территории страны определялись планом, разработанным Коллегией по инженерной обороне Республики. В марте-апреле 1918 г. данный план предусматривал оборудование в фортификационном отношении всех основных ТВД, организацию противовоздушной обороны важных объектов, минирование местности и возможных путей вторжения противника, дополнительное строительство железных дорог для маневра резервами.

В связи с вторжением австро-германских войск в Прибалтику, Белоруссию, а затем на Украину все крепости на западе бывшей Российской империи оказались в глубине оккупированной территории. Не имелось долговременных укреплений и в центральной части Советской Республики, куда были направлены главные удары контрреволюционных сил.

В основу замысла организации обороны приграничной полосы была положена идея использования линейных позиционных форм инженерного оборудования местности в виде сплошных укрепленных рубежей, как в Первую мировую войну. Однако первые же практические шаги по реализации намеченных проектов показали, что такие формы не соответствуют сложившимся условиям вооруженной борьбы.

Военный руководитель Московского района обороны 20 марта 1918 г. в докладе Высшему военному совету сообщал, что нет ни средств, ни людей, ни времени для создания каких-либо укрепленных линий, а также достаточного количества войск, чтобы эти линии оборонять, поэтому фортификационное усиление района должно заключаться в создании на всех важнейших направлениях узлов сопротивления, которые в своей совокупности и в соответствии с имеющимися местными препятствиями в виде рек составят стратегические позиции войск района.

По этим причинам от сплошных укрепленных полос пришлось повсеместно отказаться и создавать оперативно-тактические узлы обороны на важнейших направлениях, в населенных пунктах и в районах переправ, оборудуя их полевыми фортификационными сооружениями. Учитывая данный факт, особое совещание при Высшем военном совете в конце мая 1918 года уточнило систему укрепленных рубежей на демаркационной линии от Петрограда до Воронежа. На этих рубежах должны были занимать оборону три фронта: Северный – от Петрограда до Холма (севернее Великих Лук), ширина полосы обороны 380 км; Западный – от Холма до Мглина (западнее Брянска), ширина полосы обороны 690 км и Южный – от Мглина до Воронежа, в полосе протяженностью 680 км. Укрепления Петрограда охватывали Карельский перешеек, побережье Финского залива и юго-западные укрепления до Гатчины.

Каждый фронт должен был готовить один-два прерывчатых оборонительных рубежа, основой которых являлись сильные узлы сопротивления с промежутками, заполненными отдельными укреплениями. В глубине страны предполагалось возвести тыловой стратегический рубеж по линии оз. Ильмень, Осташков, Вязьма, Лихвин, Чернь. Оборудование намеченной системы укреплений было выполнено лишь частично. Так, к зиме 1918-1919 гг. под Петроградом план оборонительного строительства был выполнен лишь на 30%, а на других участках еще меньше.

В условиях высокой подвижности фронтов, когда стратегические группировки противника стремились к глубоким прорывам вдоль основных транспортных магистралей и захвату важных административно-политических центров, необходимо было применить новую форму фортификационной подготовки территории страны. Такая система в виде укрепленных районов полевого типа была разработана Коллегией по инженерной обороне Республики в конце 1918 г. В годы Гражданской войны укрепленные районы имели также наименование оборонительных районов. Предложение по инженерному оборудованию территории государства предусматривали создание двух кольцевых оборонительных обводов: внешнего – в пределах пограничных районов страны и тылового – вокруг Москвы. Обводы должны были состоять из системы полевых укрепленных районов.

В рамках этой системы советское командование предприняло конкретные меры по созданию укрепленных районов в тылу развернутых к этому времени оперативно-стратегических объединений в виде фронтов. На Северном фронте предусматривалось создание Вологодского, Котласского и Вятского оборонительных районов; на Восточном, по рубежу рек Кама и Волга – Пермского, Казанского, Симбирского, Сызранского, Самарского, Саратовского, Нижне-Новгородского; на Южном – Камышинского, Балашовского, Поворинского и других. В Западном районе обороны (фронте) на основных направлениях, ведущих к столице Республики, предполагалось укрепить такие важные узловые пункты, как Дно, Великие Луки, Витебск, Орша, Смоленск, Рославль, Брянск, создав там полевые позиции кругового типа. Строительство укрепленных районов развернулось с конца 1918 года.

Полевые укрепленные районы предназначались для прикрытия важных рубежей до подхода полевых войск, а также использовались в качестве плацдармов для перехода в контрнаступление.

Укрепленные районы полевого типа явились своеобразными оперативно-инженерными центрами со своей автономной системой управления и постоянными гарнизонами. Наиболее важными в оперативно-стратегическом отношении районы создавались по решению Совета Рабочей и Крестьянской Обороны. Они, как правило, носили наименование городов, в которых находились их главные базы. Укрепленные районы (УР) обычно делились на секторы, а последние – на участки. Каждый сектор прикрывал одно направление. Возглавлялись укрепленные районы Военными советами. Боевой состав УР составлял одну-две стрелковые бригады, реже дивизию. При наличии сил и средств в состав полевых УР, включались: до дивизиона тяжелой артиллерии, 6-20 легких артиллерийских батарей, части и подразделения бронепоездов, бронеавтомобилей и бронелетучек, а также 1-2 авиазвена, зенитные орудия, прожекторы и аэростаты.

По своей схеме полевые укрепленные районы возводились двух типов – круговые (Саратовский, Воронежский, Тульский и Московский) и линейные (Симбирский, Казанский и Самарский).

Круговые укрепленные районы состояли из одной или двух кольцевых оборонительных позиций – передовой и основной, располагаемых в 15-20 км, а иногда и дальше, от прикрываемых объектов. Протяженность общего обвода укрепленного района достигала 100-150 км, а площадь – до 1500 кв. км. Позиции создавались по узловому принципу и состояли из опорных пунктов типа батальонных районов обороны или из полковых групп укреплений. Опорные пункты находились между собой в огневой связи.

Линейные укрепленные районы состояли из ряда позиций, расположенных последовательно по всей его глубине. Например, Самарский УР представлял собой огромный плацдарм в излучине Волги и состоял из трех, а на некоторых участках из четырех позиций, прикрывавших подступы к Самаре и переправам через Волгу. Его площадь достигла 10 тыс. кв. км.

Фортификационное оборудование позиций мало чем отличалось от практики Первой мировой войны. В основном это были линии окопов и деревоземляные пулеметные сооружения с защитой от пуль и осколков, а иногда от снарядов артиллерии калибра до 152 мм. В тех случаях, когда имелись запасы цемента, применялись также и бетонные огневые сооружения. Под Петроградом, в частности, возводились сборные железобетонные наблюдательные пункты и пулеметные гнезда.

В большинстве же случаев при возведении УР строились полевые сооружения открытого типа: групповые окопы для стрелков, пулеметов и артиллерии, сооружения для командных и наблюдательных пунктов. Иногда, как при строительстве Петроградского оборонительного района, возводились прерывчатые траншеи полного профиля с врезанными в бруствер пулеметными площадками. Всего за время войны на различных фронтах было создано сорок пять полевых укрепленных районов.

Многие полевые укрепленные районы сыграли важную роль в операциях Гражданской войны. Так, Самарский укрепленный район обеспечил создание ударных группировок в борьбе с Колчаком. Уральский укрепленный район дважды выдерживал осаду белых войск, причем оборона Уральска не позволила установить оперативное взаимодействие армий Колчака и Деникина, сковала уральскую армию белоказаков в момент критического положения Восточного фронта.

Военно-инженерное образование

На организацию подготовки командных кадров для инженерных войск РККА существенное влияние оказали особенности строительства новой армии. После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде встал вопрос о дальнейшей деятельности Военно-инженерного ведомства и Инженерной академии. Уже 27 октября начальник Главного военно-технического управления генерал-лейтенант Шварц отдает приказ № 100 следующего содержания: «Приказываю всем чинам вверенного мне управления продолжать прерванную происшедшими событиями работу, памятуя, что от степени продуктивности нашей работы зависит снабжение армии инженерным имуществом, в котором она столь нуждается».

Необходимость продолжения деятельности военных, в том числе и инженерных учреждений, была подтверждена приказом по Петроградскому военному округу на театре военных действий № 3 от 29 октября 1917 г. за подписью Главнокомандующего по обороне Петрограда подполковника Муравьева: «Приказываю всем штабам, управлениям и учреждениям продолжать свою обычную работу так, как она велась всегда …».

В соответствии с этими приказами в академии продолжалась работа, начатая еще при Временном правительстве по возобновлению ее деятельности. Уже 29 октября в приказе № 81 по Инженерной академии объявляется о разрешении начать учебные занятия: 18 ноября были начаты занятия по расписанию со старшим классом академии, ускоренный курс для подготовки помощников военных инженеров должен был начать работу с 1 января 1918 г.

Следует отметить, что подавляющая часть профессорско-преподавательского и слушательского состава перешла на сторону новой власти и отдала весь свой опыт и знания делу создания советской Военно-инженерной академии.

После слома старой государственной машины новая власть приступила к созданию своих государственных и военных учреждений, использовала старые академии, перестроив их работу на принципиально иной основе, что свидетельствовало о рождении учебных заведений нового типа. Эта задача не могла быть решена сразу, так как потребовалось определенное время на реорганизацию академии. Первым шагом явилась дифференциация подготовки военных инженеров. Еще в старой академии выдвигалось предложение об организации двух факультетов: военно-технического для подготовки военных специалистов в области прикладной механики и электротехники, и фортификационно-строительного – для подготовки военных инженеров оборонительного и необоронительного строительств.

18 декабря 1918 г. на основании приказа РВСР № 392 Инженерная академия переименовывается в Военно-инженерную академию Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Должность начальника академии до марта 1918 года исполнял военный инженер генерал-майор А.А. Саткевич), в последующем видный инженер-фортификатор Ф.И. Голенкин.

В 1919 г. академия значительно расширяется. В ней открываются курсы подготовки производителей работ – помощников военных инженеров. Однако осенью этого же года они были закрыты. За это время их окончили 150 человек. Для обеспечения приема в академию слушателей из рабочих открывается Подготовительное отделение. В соответствии с приказом Реввоенсовета Республики № 262, в марте 1919 г. в академии создается Строевой факультет («Строевой отдел») с целью подготовки военных инженеров для замещения высших командных должностей в РККА.

Введение в штат академии Строевого отдела, на котором осуществлялась подготовка военных инженеров до 1921 г., явилось отражением конкретной потребности в инженерно-командной специальности и заложило основы для развертывания в последующем соответствующего факультета. Кроме того, в состав академии было включено геодезическое отделение, переведенное в 1919 г. из Военной академии РККА.

В связи с завершением гражданской войны к концу 1920 г. структура академии изменяется – на базе отделений развертываются факультеты: фортификационно-строительный, военных сообщений и электротехнический. При этом все инженерные факультеты организационно объединялись в Технический отдел. Самостоятельными оставались только Строевой отдел и геодезическое отделение, преобразуемое в 1921 г. в факультет. Подготовительное отделение вводится в состав Строевого отдела.

В процессе реорганизации академии перерабатывались и совершенствовались учебные планы, в них включались социально-экономические предметы, увеличивалось количество времени на изучение военных дисциплин с учетом опыта Первой мировой и Гражданской войн: тактика технических войск, стратегия и военная история. К концу Гражданской войны в стенах Военно-инженерной академии получили образование 200 военных инженеров. Одновременно с подготовкой кадров ученые академии обобщали боевой опыт, решали практические задачи, связанные с разработкой вопросов инженерной обороны Республики, создавали теоретические основы советского военно-инженерного искусства.

С развертыванием РККА потребность в инженерных кадрах среднего звена постоянно возрастала, для их подготовки были открыты 1-е и 2-е Петроградские инженерные курсы, на которых обучалось по 300 курсантов. 1 сентября 1918 г. Петроградские инженерные курсы объединяются, и на их базе образуется Петроградский военно-инженерный техникум, в котором должны были обучаться одновременно 800 курсантов. В 1920 г. на базе этого техникума открывается инженерная школа. Во второй половине 1918 г. для укомплектования частей, формируемых в округах, открываются ускоренные инженерные курсы в Москве, Казани, Киеве, Самаре, Севастополе, Кунгуре, Екатеринославе и др. городах, а также первые электротехнические курсы.

В начале 1918 г. возобновила работу Высшая офицерская электромеханическая школа, которая уже к апрелю произвела выпуск специалистов-минеров, подрывников, прожектористов и радиотелеграфистов. В конце апреля она преобразуется в Высшую электротехническую школу, рассчитанную на одновременное обучение 120 слушателей, а в ноябре 1919 г. – в Высшую электротехническую школу комсостава РККА.

В апреле 1918 г. начинает работу Высшая школа военной маскировки со сроком обучения 6 месяцев. Таким образом, к весне 1919 г. закладывается прочная база среднего и высшего инженерного образования в Красной Армии по основным инженерным специальностям.

Инженерно-техническое обеспечение

В годы Гражданской войны содержание инженерно-технического обеспечения, по сравнению с годами Первой мировой войны, не изменилось ввиду того, что инженерных машин и средств механизации в советских инженерных войсках в это время не было. В связи с реорганизацией управления РККА были уточнены организация и функции центральных органов инженерного снабжения действующей армии.

Под руководством ГВИУ была создана стройная система инженерного снабжения Красной Армии. Ее органы были однотипными в дивизиях, армиях, фронтах, военных округах и включали заведующего(начальника) инженерного снабжения с аппаратом сотрудников и складов(складами).

В некоторых округах, армиях и фронтах создавались мастерские по ремонту и восстановлению инженерного имущества. Инженерное снабжение Красной Армии осуществлялось по схеме «сверху вниз», то есть от ГВИУ к фронту и округу, от них – к армии, от нее – к дивизии, оттуда – во все части соединения. Вся организация снабжения опиралась на сеть инженерных складов: без учета дивизионных, их на 1 февраля 1920 года было 97 (фронтовых и армейских – 53, окружных – 20, главных инженерных складов ГВИУ – 24).

ГВИУ разрабатывало табели инженерного имущества, положения и инструкции по вопросам хранения, порядка выдачи имущества, которые объявлялись приказами РВСР.
Посмотреть иллюстрации >>>


 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню