инженерные войска - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

I ПОЛ. XIX В.
ГЛАВА 3.
ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА
В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
ЭВОЛЮЦИЯ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК
Начало XIX в. ознаменовалось коренными изменениями в способах вооруженной борьбы: господствующими на полях сражений становятся стратегия генерального сражения, тактика колонн и рассыпного строя, крепостная война отходит на второй план. Участие России в войнах с Наполеоновской Францией выявили необходимость решительного пересмотра роли и места инженерных войск в структуре вооруженных сил, обеспечении ими боевых действий пехоты и артиллерии.

Развитие организационно-штатной структуры инженерных войск

Организационно-штатная структура инженерных войск в начале XIX в. приводилась в соответствие с требованиями вооруженной борьбы вытекающими из опыта борьбы с наполеоновской Францией в условиях реорганизации центральных органов военного управления в России.

Назначенная Александром I «Комиссия для рассмотрения положения о войсках и общего их устройства» 15 июля 1803 г. представила доклад, основное содержание которого сводилось к тому, что «при новом образовании войск и уравнения числа оных с надобностью употребления как внутреннего, так и внешнего, комиссия поставила долгом войти в рассмотрение положения о минерах, саперах и пионерах; и находя, что сего рода военнослужащие не только в военное время, но и среди мира соответствуют совершенно пользам военной службы, будучи употребляемы при строениях крепостей и в иных работах, тогда как в настоящем времени число к исправлению разных соответственных их званию работ, недостаточно». Комиссия, разработав штат пионерного полка, состоящего из восьми рот, предлагала: «ныне состоящий пионерный полк разделить на два и каждый по подобию артиллерийских, составить в два батальона, батальон же из четырех рот, в числе которых одна будет именоваться минерною и три пионерными».

В соответствии с новым штатом, для каждого полка устанавливалась численность 1541 чел., в том числе штаб-офицеров – четыре, обер-офицеров – 35, унтер-офицеров – 104, рядовых – 1200 и других должностных лиц – 198.

Объединение рот в батальоны и полки, как и прежде, носило условный характер. Полки и батальоны представляли собой административные единицы. Вследствие расположения рот по основным крепостным департаментам попытка сосредоточения управления ими, хотя бы в батальонном масштабе, не увенчалась успехом, а в структуре инженерных войск еще несколько лет преобладала ротная организация.

Штатом 1803 г. предусматривалось, что старший из командиров рот являлся командиром батальона, а старший из командиров батальонов – шефом полка. Штаб полка в своем составе имел казначея, одновременно являвшегося квартирмейстером, и писаря. В штаб батальона вводились должности адъютанта (поручика) и восьми лиц рядового состава. В 1804 г. в соответствии с указом от 4 июля на базе понтонных депо, находящихся в артиллерийском ведомстве, развертывается понтонный артиллерийский полк в составе двух батальонов по четыре роты в каждом.

Угроза вторжения армии Наполеона потребовала значительного увеличения численности армии и, как следствие, инженерных войск. Согласно новому штату, пионерные полки состояли из инженерного и двух пионерных батальонов по четыре роты в каждом. При этом доля сапер-минеров значительно возросла и стала составлять более 30% личного состава полка. Штатом предусматривалось также значительное увеличение количественного состава инженерных войск. В результате проведенных мероприятий численный состав двух полков был увеличен до 4638 чел. Однако при таком количественном росте инженерных войск ничего не было сделано для совершенствования управления ими и повышения качества боевой подготовки: роты, как и ранее, имели пункты дислокации на всей территории государства, то есть сохранялась прежняя организация инженерных войск. Утвержденное 10 сентября 1806 г. «Положение об управлении пионерных рот в дивизиях и других местах находящихся» еще более запутало порядок управления инженерными войсками, и только указ от 25 января 1808 г. позволил инженерному начальству возвратить инженерные роты в свое полное подчинение. Одновременно шла реорганизация понтонных подразделений. 23 августа 1806 г. при переформировании всех артиллерийских полков в бригады понтонный артиллерийский полк был разделен на восемь отдельных понтонных рот, вошедших в состав артиллерийских бригад.

Значительным шагом вперед в переходе от ротной организации инженерных войск к батальонной структуре стал выход в свет указа от 24 октября 1810 г., которым предусматривалось: «Каждый батальон должен состоять из двух рот пионер, одной роты сапер и одной роты минер, кои роты не различались бы по одному токмо наименованию, но действительно по степеням знания своего дела». Основываясь на данном указе, инженерные начальники приступили к формированию батальонов, в состав которых входили роты трех специальностей. Указом от 9 декабря 1810 г. устанавливался единый штат пионерного батальона: одна минерная и три пионерные роты.

Указом от 3 ноября 1811 г. штаб и обер-офицеры пионерных полков вносились в общие инженерные списки, то есть определялась тесная связь между офицерским составом инженерного корпуса и строевыми инженерными войсками.

Количественный рост инженерных войск потребовал принятия мер по улучшению их комплектования – существовавшая ранее система комплектования инженерных войск по остаточному принципу была отменена указом от 6 ноября 1810 г., в котором говорилось: «находя сей порядок комплектования пионерных рот несоответствующим пользе существования их, предписывается циркулярно по всей армии, чтобы при распределении рекрут отделять какое число в которые либо пионерные роты имели себе за непременное правило назначать в сии роты людей, хотя не так рослых, но молодых и расторопных, а если между рекрутами окажутся иногда грамотные, то и их преимущественно отделять для пионерных рот». Кроме того, указом от 25 ноября 1810 г. определялось: «... в отвращение того, чтобы пионерные полки не почувствовали недостатка в нижних чинах по тем званиям, кои предполагают такие сведения, каковых не могут приобрести поступающие на службу рекруты, повелеваю: при ежегодном распределении воспитанников Военно-сиротских отделений назначать из них для пионерных полков по четыре человека на каждую минерную и саперную роту, что составит для обоих пионерных полков всего 64 чел.».

Опыт Отечественной войны 1812 г. определил направления дальнейшего развития инженерных войск. Основным документом, в соответствии с которым совершенствовалась организационно-штатная структура инженерных войск, являлся указ от 27 декабря 1812 г., которым предписывалось: «С приумножением армии после того, как изданы штаты пионерным полкам, число пионерных рот не соответствует уже числу прочих войск и надобности в укреплениях границ Империи. По уважении сего согласно с представлением управляющего инженерным департаментом, повелеваю содержать отныне по прилагаемому расчету гвардейский саперный батальон, один полк саперный и два пионерных. Каждый полк состоять должен из трех батальонов, а батальон из четырех рот, в числе людей по существующим ныне штатам. В гвардейский батальон выбрать лучших людей и отличнейших офицеров. При сем батальоне образоваться должны и унтер-офицеры для саперного и пионерных полков».

Гвардейский саперный батальон и саперный полк должны были состоять из минерных и саперных рот, а пионерные полки исключительно из пионерных рот. Сорок сформированных инженерных рот распределялись следующим образом: в Лейб-гвардии саперный батальон – четыре, в саперный полк – 12 и в пионерные полки – в общей сложности 24 роты.

Принятые меры улучшили комплектование пионерных полков, однако опыт войны и последовавший после ее окончания рост численности инженерных войск обусловили необходимость создания постоянных резервных формирований, обеспечивающих пополнение инженерных частей обученным контингентом. С этой целью в 1813 г. формируются инженерные резервы в Петербурге и Бобруйске общей численностью 750 чел., а в 1814 и 1815 годов – три резервных батальона из расчета по одному для каждого инженерного полка. Однако после завершения Заграничных военных походов русской армии резервные части были расформированы.

Дальнейшее развитие инженерных войск выразилось в развертывании в каждом армейском корпусе инженерного батальона, получивших значительную самостоятельность. Согласно утвержденным 11 января 1816 г. штатам саперный батальон состоял из двух минерных и двух саперных рот, а пионерный из одной саперной и трех пионерных рот. Проводимая реорганизация не коснулась Лейб-гвардии саперного батальона, который имел в своем составе две саперные и две минерные роты.

В последующие годы, до введения должности Генерал-инспектора по инженерной части, развитие инженерных войск выразилось в формировании 28 марта 1816 г. двух пионерных рот для строительства Военно-грузинской дороги и 26 мая 1817 г. отдельного Грузинского корпуса. В результате проведенных организационных мероприятий общее количество инженерных рот было доведено до 42, а численный состав в них – до 12 415 чел.

Дальнейшее развитие организационно-штатной структуры инженерных войск было связано с вступлением в должность Генерал-инспектора по инженерной части великого князя Николая Павловича, под руководством которого был создан новый тип инженерных соединений – пионерные бригады. В короткие сроки были сформированы три сводные пионерные бригады: 1-я и 2-я бригады для 1-й армии и 3-я для 2-й армии. Каждая бригада состояла из двух-четырех батальонов. При этом батальон, входящий в состав бригады, одновременно становится основной административной единицей инженерных войск. Не вошедшие в состав бригад инженерные части остались в подчинении начальников инженеров отдельных корпусов. Гвардейский саперный батальон находился в подчинении начальника инженеров Гвардейского корпуса, а вновь созданный 8-й пионерный батальон – начальника инженеров отдельного Кавказского корпуса. 21 февраля 1823 г. для отдельного Литовского корпуса был также сформирован пионерный батальон.

Необходимость выполнения строительных работ в крепостях, активное привлечение к ним инженерных батальонов приводило к систематическому отрыву их от корпусов и армий, в состав которых они входили. Положение несколько улучшилось, когда для крепостных работ были сформированы военно-рабочие части общей численностью около 5 тыс. чел.

Полное отсутствие пионеров в кавалерии и невозможность инженерных частей, входивших в состав пехотных соединений и объединений, действовать совместно с ними потребовало создания специально предназначенных для этих целей подразделений. Первый опыт создания таких подразделений – отрядов из конных рабочих, обученных дорожному и мостовому делу, относится ко времени Отечественной войны 1812 г., когда М.И. Голенищев-Кутузов, находясь в Тарутинском лагере, издал приказ о формировании команды конных ратников количеством 600 чел., которую «удобно было бы обращать впереди армии для исправления дорог без утомления людей». На основе этого боевого опыта в 1819 г. создается Лейб-гвардии конно-пионерный эскадрон численностью 352 чел., а в 1822 г. формируется армейский конно-пионерный эскадрон.

Важнейшим мероприятием в деле объединения всех родственных технических специальностей в одной структуре стала передача в инженерное ведомство понтонных формирований. Положением от 22 апреля 1822 г. определялось: «Понтонные роты в числе восьми переходя из артиллерийского в инженерное ведомство, поступают к одному саперному и семи пионерным батальонам и принимая номер того батальона, в коего поступят, именуются понтоны такого-то саперного или пионерного батальона». В последующие годы «понтоны такого-то батальона» получили наименование понтонных отделений. Количество понтонов в каждом батальоне было уменьшено до 42, а остальные сданы на хранение в ближайшие арсеналы.

С учреждением военных поселений возникает потребность в том, чтобы развернуть в их составе инженерные части. Указом от 20 апреля 1822 г. создается округ военного поселения саперного батальона Гренадерского корпуса, для чего дополнительно формируются две роты, объединенные в отдельный полубатальон, входящий в состав саперного батальона, впоследствии переименованного в саперный батальон Гренадерского корпуса.

В целом, целеустремленная деятельность Николая Павловича положительно сказалась на развитии инженерных войск. К концу первой четверти XIX в. в состав инженерных войск входили: 18 саперных, четыре минерных и 25 пионерных рот, два конно-пионерных эскадрона и восемь понтонных отделений, в которых насчитывалось 16 089 чел., из них 309 офицеров, а также военно-рабочие роты численностью 4 889 чел., что составляло 2,3 % от всех вооруженных сил государства.

Дальнейшее развитие инженерных войск в первой половине XIX в. заключалось, в основном, в реорганизации организационно-штатной структуры частей и в некотором росте их количества. Так, Русско-турецкая война 1828-1829 гг. потребовала дополнительного развертывания частей для подготовки боевых резервов инженерных войск. С этой целью 10 октября 1828 г. началось формирование временно-резервного пионерного батальона.

Важным событием в повышении статуса инженерных войск стало вручение инженерным частям боевых знамен – символов воинской доблести и чести. Первое для инженерных войск знамя было пожаловано Лейб-гвардии саперному батальону 17 февраля 1824 г., а в период с 22 февраля по 25 марта 1828 г. знамена были вручены всем инженерным частям. В дальнейшем боевые знамена инженерным частям вручались по мере их формирования.

Опыт Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. показал, что инженерные войска приобрели высокую степень универсализации. Поэтому приказом генерал-инспектора по инженерной части от 25 октября 1829 г. все пионерные батальоны были переименованы в саперные. При этом саперный батальон получил наименование Гренадерского. Временно-резервный и два пионерных батальона были переформированы в резервные саперные, каждый из которых состоял из двух минерных и двух саперных рот. Саперные батальоны действующей армии в своем составе имели одну саперную, три пионерные роты и понтонное отделение. Этим же приказом сводно-пионерные бригады получили наименование саперных. Каждая саперная бригада состояла из двух саперных и одного резервного саперного батальонов. Общая численность инженерных войск к этому времени достигла 16 130 чел.

В последующие годы совершенствование инженерных войск было связано с определением подчиненности понтонных подразделений, которые из-за своей громоздкости замедляли темп продвижения саперных батальонов действующей армии. Поэтому было решено понтонные отделения передать в резервные саперные батальоны с переименованием их в фурштатские (понтонные) роты и объединением последних в шесть понтонных депо по два на каждый резервный батальон. Это решение было закреплено приказом генерал-инспектора по инженерной части от 25 августа 1832 г.

Очередная реорганизация инженерных войск была проведена на основании приказа Военного министра от 23 декабря 1841 г., согласно которому одна саперная бригада сокращалась, входящие в ее состав батальоны распределялись между остальными двумя бригадами, Гвардейский, Гренадерский и Учебный батальоны объединялись в сводную саперную бригаду, подчиненную начальнику инженеров Гвардейского и Гренадерского корпусов. Для подготовки резервов для инженерных частей отдельного Кавказского корпуса приказом Военного министра от 16 января 1846 г. был развернут третий резервный саперный батальон без понтонного депо.

Последним мероприятием по совершенствованию организационно-штатной структуры инженерных войск первой половины XIX в. стало то, что приказом Военного министра от 26 февраля 1850 г. в двух первых резервных батальонах были сохранены по одной саперной роте, а остальные три преобразованы в понтонные роты.

Совершенствование средств инженерного вооружения

В первой четверти XIX в. проходило интенсивное перевооружение инженерных войск. Наличие у них оружия только ближнего боя, к которому относились пистолеты и тесаки, привело к тому, что к началу XIX в. инженеры из строевых войск превратились, по сути, в военно-рабочие команды, вынужденные действовать под прикрытием других родов войск. И лишь опыт Отечественной войны, когда минеры Борисовского гарнизона при отходе к Могилеву, а затем саперы в бою под Салтановкой, используя оружие павших пехотинцев, сдержали натиск французов, показал необходимость вооружения инженеров ружьями со штыком. Законодательно перевооружение инженерных войск было закреплено штатом 1816 г., в соответствии с которым вооружение саперных, минерных и пионерных частей стало однообразным. Конно-пионерные эскадроны, например, получили на вооружение сабли и карабины со штыком. В результате этого русская армия за счет перевооружения инженерных войск увеличилась на 15000 штыков и 700 сабель. Кроме того, все батальоны получили музыкальные хоры (военные оркестры), которые прежде считались атрибутом только строевых частей.

Наряду с перевооружением инженерных войск улучшалось снабжение их шанцевым инструментом. Табелем имущества по штату 1816 г. весь инженерный инструмент подразделялся на математический (измерительный) и рабочий (саперный, минный, мостовой, шанцевый носимый и запасной, мастеровой). С созданием в 1821 г. осадных и запасных инженерных парков в батальонах осталось только необходимые виды инструмента: легкий математический, минный, шанцевый, мостовой и мастеровой инструмент.

В 1824 г. помощником директора Главного инженерного училища генерал-майором Эльснером был спроектирован понтон для конно-пионерного эскадрона, позволявший из восьми понтонов наводить мост длиной 30,5 м. Однако, вследствие малой подвижности, неустойчивости на воде и небольшой грузоподъемности, понтон в обеспечении боевых действий не применялся и был снят с вооружения в 1831 г.

Заметно шагнуло вперед подземно-минное и минно-подрывное дело. Во втором десятилетии XIX в. были разработаны научные основы вычисления величины зарядов минных горнов. В 1812 г. отставной офицер русской армии П.Л. Шиллинг изобрел гальванический (электрический) способ взрывания, в 1820 г. была составлена сравнительная таблица подрывных зарядов, в 1822 г. адъюнкт-профессор Власов разработал химический способ взрывания. В области применения электричества в военном деле русские инженеры далеко опередили Западную Европу: проведенные в 50-х гг. XIX в. первые опыты по электрическому способу взрывания в Великобритании, Франции, Австрии и Голландии не получили широкого практического распространения.

Следует особо подчеркнуть, что использование в военном деле последних достижений науки и техники стало важнейшим направлением деятельности военных инженеров и ученых Главного инженерного училища.

Реформирование центральных органов управления инженерными войсками

Понимание того, что в условиях широких маневренных действий массовых армий роль инженерных войск выходит за рамки обеспечения борьбы за крепости, уже в первые годы XIX в. привело нового императора Александра I и военное руководство страны к давно назревшей необходимости реорганизации их структуры и органов управления. Первым делом было решено окончательно вывести инженерные войска из состава артиллерии и преобразовать в самостоятельный род войск в составе Вооруженных сил Российской империи. Начало этому процессу было положено созданием центрального органа управления инженерными войсками. Указом императора Александра I от 23 октября 1802 г. «О разделении Артиллерийской экспедиции на две особые» в составе Военного министерства сухопутных сил России формируется самостоятельный орган управления инженерным ведомством – Инженерная экспедиция, во главе с инспектором всего Инженерного департамента с титулом инспектора инженерного корпуса.

Основное содержание данного указа – важнейшего правительственного акта для инженерных войск, заключается в следующем:

«Для лучшего успеха в течении дел по Департаментам Артиллерийскому и Инженерному, и удобнейшего приведения в желаемое совершенство всех предметов по сим обеим важным воинским частям, повелеваем:

1. Ныне существующую Государственной Военной Коллегии Артиллерийскую экспедицию разделить на две особые и одну от другой независимые. Первая из них останется по-прежнему и на прежнем основании Артиллерийским Департаментом Генерала и Инспектора всей Артиллерии, а вторая будет именоваться Государственной Военной Коллегии Инженерной экспедицией, и состоять под управлением Инженер-Генерала и Инспектора всего Инженерного Департамента, обе же под непосредственным ведением Государственной Военной Коллегии и Министра Военных сухопутных сил.

2. Инспектором всего Инженерного Департамента быть и управлять Инженерной экспедицией Инженер-Генералу и Генерал-Квартимейстеру Сухтелену, исправляя и прочия должности, от Нас на него возложенныя.

3. Главным и существенным долгом Инженерной экспедиции, и в особенности Инспектора Инженерного Департамента, будет содержать в добром порядке все крепости и укрепления с находящимися в оных и прочими по ведомству ея строениями, не допускать их до повреждения, паче же до упадка, заняться, не теряя времени, исправлением самонужнейших, наблюдать, чтобы при употреблении на производство работ и на прочее расходов, не выпущено было из виду сбережение казенного интереса, и чтобы суммы, отпускаемые, употребляемы были действительно на те предметы, на которые они ассигнованы; наконец всемерно стараться снабдить Инженерный Департамент способными офицерами и о распространении познаний изящного сего искусства в посвящающих себя оному».

Таким образом, 23 октября (4 ноября) 1802 г. следует считать днем создания Главного управления инженерного ведомства (в настоящее время – Управление начальника инженерных войск Вооруженных Сил Российской Федерации).

30 октября 1802 г. указом Военной коллегии был определен высший состав (присутствующие) Инженерной экспедиции, в которую вошли: инженер-генерал И.И. Князев, генерал-майоры Х.И. Трузсон, Х.Ф. Шванебах, К.И. Опперман, действительный статский советник И.М. Васильев. Первое общее заседание Инженерной экспедиции состоялось 19 ноября 1802 г. Весь личный состав, выделенный из Артиллерийской экспедиции (65 чел.), был распределен на 11 отделений: генеральное, крепостное, экономическое, протоколиста, бухгалтерское, регистраторское, архивариуса, экзекуторское, казначейское, управляющего экспедицией и чертежное.

Деятельность экспедиции в первые годы ее существования сводилась к решению ряда вопросов, например, приведения системы крепостей государства в соответствии с потребностями обеспечения его безопасности и экономическими возможностями, а также составлению «Положения о личном составе инженерного корпуса и порядке укомплектования экспедиции личным составом». В первую очередь было разработано Положение о чинах Инженерного корпуса. 4 марта 1803 г. был высочайше утвержден доклад инспектора Инженерного департамента инженер-генерала П.К. Сухтелена, в котором излагалось его основное содержание.

Этим документом предусматривалось некоторое улучшение служебного положения инженерных офицеров. Всего в инженерном корпусе насчитывалось 229 офицеров (генералов – 10, штаб-офицеров – 35, обер-офицеров – 184). Военно-политическая обстановка, сложившаяся в начале ХIХ в., требовала привлечения в русскую действующую армию значительного количества офицеров инженерных войск. Однако необходимые меры по восполнению некомплекта, несмотря на неоднократные представления об увеличении штата генералом Сухтеленом, не предпринимались.

Существенное влияние на улучшение положения Инженерного ведомства оказала русско-шведская война 1808-1809 гг. Основанием для проведения соответствующих мероприятий явился составленный 3 ноября 1808 г. инженер-генералом И.И. Князевым (временно исполняющим обязанности начальника Инженерной экспедиции) рапорт, в котором раскрывались ограниченные возможности инженерного корпуса. 9 января 1809 г. Александр I утвердил штат, предусматривающий увеличение количественного состава корпуса в два раза: в 1798 г. в корпусе насчитывалось 1348 чел., а по штату 1809 г. предполагалось довести его численность до 2760 чел., что и было реализовано при непосредственном участии К.И. Оппермана и П.К. Сухтелена в январе 1810 г. Изменениям подверглась и структура Инженерной экспедиции: многочисленные отделения были сведены в три однотипных отделения, на которые равномерно распределялись дела по строительной и хозяйственной частям 62 крепостей Российской империи, разделенных на 10 округов.

В начале XIX в. одновременно с разработкой Положения о Центральном управлении Военного министерства велась напряженная работа по составлению аналогичного документа об управлении Инженерным департаментом. Результатом этой работы стало утверждение 27 января 1812 г. «Положения о Военном министерстве» и «Положение об управлении большой действующей армией», в соответствии с которым инженерные войска окончательно признавались самостоятельным родом оружия. Тем самым создавалась основа самостоятельной системы управления инженерными войсками в мирное и военное время: на военное время при главнокомандующем предусматривалось развертывать Полевое инженерное управление, возглавляемое начальником из числа инженерных генералов «по единому уважению отличных способностей», которому подчинялись все состоящие при действующей армии инженеры, минеры, саперы, пионеры, подвижные полевые парки (склады) с шанцевым и мастерским инструментом.

С учетом опыта войны 1812 г. «Положение» было уточнено. Изменения в его содержании заключалось в том, что во всех отдельно действующих армиях должны развертываться инженерные управления, а в отдельных дивизиях и корпусах назначались начальники инженеров. 27 января 1812 г. Инженерная экспедиция была преобразована в Инженерный департамент в составе четырех отделений (крепостное, поставки материалов, казарменного строительства и бухгалтерское), архива и чертежной. Директор Инженерного департамента одновременно являлся и инспектором инженерного корпуса.

После окончания войны в связи с учреждением должности генерал-инспектора, на которую назначается великий князь Николай Павлович, будущий император Николай I, звание инспектора инженерного корпуса было упразднено. Великий князь Николай Павлович, используя власть и доверие императора, решил частными приказами и распоряжениями провести ряд мероприятий по упорядочению службы в инженерном ведомстве. Для проведения в жизнь этих мероприятий 23 июля 1818 г. был утвержден штат Канцелярии генерал-инспектора в составе 9 чел. В 1838 г. Канцелярия развертывается в штаб, на который возлагалась функция руководства инженерными войсками. Содержание и строительство крепостей осуществлялось Инженерным департаментом через крепостные инженерные округа, включавшие в себя все действующие крепости Российской империи.

21 августа 1818 г. соображения генерал-инспектора о преобразовании инженерного корпуса получили высочайшее утверждение и легли в основу реформы 1819 г.: необходимо было при прежнем уровне финансирования Инженерного ведомства добиться значительного увеличения денежного содержания инженерных чинов. Разрешить эту проблему удалось за счет уменьшения численности личного состава, сокращения количества крепостей и понижения их класса, а также ликвидацией ряда инженерных округов. В частности, было решено сохранить 14 крепостей первого класса, 19 – второго класса и 13 – третьего класса, что позволило сократить количество крепостных инженерных команд. Вводилось два разряда инженеров – полевые и гарнизонные. В соответствии со штатом, утвержденным 1 января 1819 г., была установлена численность инженерного корпуса – 328 чел.: 267 полевых инженерных и 61 гарнизонных инженерных офицеров. Полевые инженеры сохранили свое преимущество в рангах перед армейскими чинами (при равных должностях чин полевых офицеров был выше армейских). Новый штат значительно улучшил финансовое положение офицеров Инженерного корпуса.

В последующие годы главное внимание Инженерного департамента сосредоточилось на разработке проекта управления казарменно-строительной частью, в результате которой была создана Казарменная комиссия во главе с начальником и отдельным управлением в составе Инженерного ведомства. Офицерский состав комиссии образовал так корпус гвардейских инженеров, представители которого явились полевыми инженерами гвардейских частей. Начальник Казарменной комиссии именовался начальником инженеров Отдельного гвардейского корпуса. В состав комиссии входили генерал-майор, 18 офицеров, 23 унтер-офицера и 46 гражданских чинов.

Введение должностей гвардейских инженеров стало первым шагом к увеличению корпуса инженеров после утверждения штата 1 января 1819 г. Для обеспечения работы Инженерного департамента по ходатайству Николая Павловича и указанию Александра I в 1822 г. Инженерному ведомству для размещения Инженерного департамента, Главного инженерного училища и Гвардейской Казарменной комиссии передается Михайловский замок, переименовываемый в 23 февраля 1823 г. в Инженерный замок.

Боевое применение инженерных войск

Характерной особенностью боевого применения инженерных войск в войнах начала XIX в. являлось постепенное сокращение инженеров в составе гарнизонов крепостей, а также возрастание количества подразделений, привлекаемых для обеспечения боевых действий войск. Так, если, в кампании 1805 г. из 16 инженерных рот двух пионерных полков в боевых действиях участвовало только четыре роты, а в войне 1806-1807 гг. из 24 рот боевые действия обеспечивали 11 рот, то в Отечественной войне 1812 г. из 24 рот уже 20 непосредственно участвовали в боях.

В войнах начала XIX в. инженерные войска русской армии покрыли себя неувядаемой славой. Использование инженерных подразделений по прямому назначению при выполнении дорожно-мостовых и переправочных работ, устройстве заграждений, производстве разрушений и возведении оборонительных сооружений, как в обороне, так и в наступлении способствовало существенному повышению эффективности выполняемых ими задач. Многие новые явления в русском военно-инженерном искусстве, проявившиеся в первой четверти XIX века, были связаны с полководческой деятельностью генерал-фельдмаршала М.И. Голенищева-Кутузова, который был прекрасным знатоком военно-инженерного дела, являясь выпускником объединенной Артиллерийско-инженерной школы. Командуя войсками в кампании 1805 г., М.И. Кутузов умело использовал вверенные ему инженерные части: предвидя необходимость отступления от крепости Браунау, он направил пионерные роты для своевременного наведения переправы на реках Инне, Зальцахе, Трауне и Энсе, что способствовало организованному отходу войск. В то же время возведенные пионерами по его указанию оборонительные сооружения у Голлабрун стали надежной опорой для войск П.И. Багратиона и способствовали спасению русской армии от разгрома. Устройство Ольшанской позиции у Ольмюца, состоящей из целой цепи батарей, люнетов и реданов, вынудило Наполеона отказаться от нападения на русские войска на этом направлении.

В начале XIX в. определились два способа боевого применения инженерных войск. Сущность первого способа заключалась в том, что инженерные войска распределялись по корпусам и дивизиям, как это было в кампаниях предшествовавших Отечественной войне 1812 г. и в ее начале, то есть это был способ децентрализованного использования инженерных войск. Второй способ предполагал их централизованное применение при обеспечении отхода войск, оборудовании Бородинского поля и Тарутинского лагеря, когда они входили в состав сводных команд. Этот способ являлся наиболее целесообразным в тех случаях, когда при недостаточном количестве инженерных войск необходимо было выполнить большой объем работ. Вступая в должность главнокомандующего русской армией и понимая исключительно большое значение дорожно-мостовых работ при отходе войск, М.И. Кутузов приказал объединить все инженерные части и чиновников путей сообщения под общим командованием генерал-майора П.Н. Ивашева. В его приказе по этому поводу говорилось следующее: «Инженеру генерал-майору Ивашеву поручается командование над всеми чиновниками путей сообщения, здесь при армии находящимися, коему равно подчиняются и пионерные роты; вследствие чего предписывается всем господам штаб и обер-офицерам звания сего немедленно явиться к нему...».

Генерал Ивашев, получив от Кутузова личные указания на выполнение задач, организовал две «военные бригады», которые должны были строить дороги и мосты для отходящей армии и жителей, покидающих Смоленск, Вязьму и другие города, а после прохождения по ним арьергардных частей разрушать их. Кроме того, на эти бригады возлагалась задача по возведению укреплений на позициях, занимаемых артиллерией и пехотой.

Такая централизация в использовании инженерных войск в сложившейся обстановке была весьма целесообразной и своевременной, так как позволила обеспечить организованный отход русской армии от западных границ. Этот опыт был использован М.И. Кутузовым и при организации преследования французских войск. Находясь в Тарутинском лагере, он отдает приказ следующего содержания: «Всем пяти пионерным ротам и одной минерной составить команду под начальством генерал-майора Ивашева, к каждой из сих рот предполагается с пристойным числом офицеров придать ратников 500 человек, которых взять от оставшихся без распределения Смоленского ополчения и из армий 1-ой и 2-ой, что представляется исполнить генералу Ивашеву чрез представление его Главнокомандующему. Сверх сего ему же составить команду из 600 человек конных ратников, которых удобно было бы обращать впереди армии для исправления дорог, без утомления людей, а пионерные роты во время марша армии разделять так, чтобы одна за кавалерией исправлять могла дороги для ко¬лонн пехоты, а другая за ней для арьергарда, в лагере же в случае полевых укреплений имеют быть роты сии употребляемы в работе по требованиям инженеров. Шанцевым инструментом снабжены будут роты тем, который уже поступил в ведение генерал-майора Ивашева». Созданные команды успешно справились с поставленными задачами, решая их, как правило, под сильным артиллерийским и ружейным огнем противника, они только с 21 августа по 24 ноября навели 178 мостов и переправ, построили и отремонтировали около 1900 км дорог.

Инженерные войска приняли деятельное участие в строительстве различных оборонительных сооружений для прикрытия переправ и мостов, а также в проведении мероприятий по уничтожению мостов и переправ, порче дорог на путях движения противника. Выполнение инженерными войсками боевых задач в чрезвычайно сложных условиях приводило к большим потерям в их рядах. Так, если, при выступлении из Тарутинского лагеря 11 октября 1812 г. в составе шести пионерных рот насчитывалось 812 чел., то уже к 7 декабря в них находилось 425, а в трех ротах армии Чичагова имелось всего 140 чел. Подвиги военных инженеров в ходе Отечественной войны 1812 г. получили высокую по тем временам оценку. Пятнадцать военных инженеров были награждены знаком отличия военного ордена.

К участию в Заграничном походе 1812-1814 гг. привлекались 16 инженерных рот (75% их общего количества), в ходе похода знаком отличия военного ордена были награждены еще 18 пионеров и минеров. В ознаменовании подвигов пионеров и минеров в Отечественной войне 1812 г. на Бородинском поле в 1912 г. был воздвигнут памятник с надписью: «Богатырям-пионерам благодарные потомки».

Боевое применение инженерных войск во второй четверти XIX в. обуславливалось их участием в русско-турецкой и русско-иранской войнах, борьбе с горцами на Кавказе, подавлении восстаний в Польше и Венгрии, для которых были характерны осада крепостей и частые переправы войск через водные преграды. При осаде крепостей саперы непосредственно сопровождали штурмующие колонны с задачей устранения препятствий на их пути. Во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов один саперный и два пионерных батальона принимали активное участие при осаде и взятии крепости Браилов, оборудовали и содержали переправы через Дунай, обеспечивали действия войск у крепостей Варна, Шумлы, Силистрия, Ахалцихе и других, а также при переходе через Балканы. Действуя впереди атакующих, инженерные войска ценой больших потерь, которые иногда достигали более 50%, достойно выполняли возложенные на них задачи. Боевой опыт инженерных войск нашел отражение в изданном в 1831 г. «Наставлении для саперных батальонов».

В 1847 г. при осаде и взятии крепости Салты был использован электрический способ взрывания. В 1848 г. на берегу р. Аргуни были заложены фугасы на удалении около 15 км от лагеря русских войск. Подрыв этих фугасов позволил уничтожить орудие с расчетом, огневая позиция которого была создана горцами на месте их установки в ночное время, и осыпать изумленного противника градом камней.

Участие инженерных войск и их боевые заслуги в войнах и военных походах второй четверти XIX в. получили высокую оценку: Георгиевскими знаменами были награждены четыре саперных и два пионерных батальона, двумя серебряными (георгиевскими) трубами – два саперных батальона, знаками на кивера «За отличие» – два батальона. В 1853 г. в Петергофском лагере по повелению императора Николая I был воздвигнут памятник с надписью: «Подвигам Лейб-гвардии саперного батальона».

Укрепление границ государства

Подготовка к войне 1812 г. ознаменовала начало нового этапа фортификационной оборудования границ государства. Особое внимание уделялось строительству новых крепостей Бобруйск и Динабург, а также усилению Киева и Риги.

После разгрома армии Наполеона встал вопрос о совершенствовании военно-инженерной подготовки границ России. В соответствии с проектом укрепления границ государства, разработанным в 1827 г., в первую очередь укреплялись западные границы – пространство между реками Висла и Западный Буг – так называемый Привислинский плацдарм, для чего  предусматривалось возведение крепостей на Висле: Новогеоргиевска (Модлина), Ивангорода (Демблина) и в тылу на р. Западный Буг у Брест-Литовска. В дополнение к этой основной группе крепостей должны были возвести крепости у Гродно, Дубно, Пинска и к западу от Днепра – у Каменец-Подольска. Кроме того, было решено усилить ряд крепостей глубоко в тылу – Минск, Бобруйск, Мозырь и Киев.

В результате реализации проекта к середине XIX в. на западе Россия имела три линии крепостей. В первой линии были построены крепости: Новогеоргиевск, Варшавская Александровская цитадель и Ивангород; во второй линии был построен Брест-Литовск и в третьей были усилены старые крепости Киев, Бобруйск и Динабург. Таким образом, Привислинский укрепленный район превратился, по существу, в большой крепостной район стратегического значения. Полевые армии, опираясь на него, могли вести как упорную оборону, так и активные наступательные действия. Однако все эти крепости имели бастионные форты и с внедрением нарезной артиллерии перестали отвечать новым условиям вооруженной борьбы.

Военно-инженерное образование

Росту боевого мастерства инженерных войск в первой половине XIX в. способствовало достижение высокого уровня военно-технического образования в России, что стало результатом перестройки всей системы подготовки инженерных кадров, потребность в которых постоянно возрастала.

В XVIII в. попытки военно-политического руководства страны создать отечественный корпус военных инженеров не увенчались успехом. В начале XIX в. инженерный корпус пополнялся за счет выпускников 2-го кадетского корпуса – до 20 чел. в год. Возросшая потребность в инженерных кадрах привела к необходимости создания в Киевском, Астраханском, Херсонском, Дмитровском и Омском военно-сиротских училищах системы специальной инженерной подготовки, когда наиболее способные и склонные к изучению технических наук ученики отбирались из расчета по 20 чел. в каждом училище. Преподавание в училищах вели прикомандированные к ним инженеры (обер-офицеры).

Помимо этих двух официальных источников пополнения инженерного корпуса существовал еще один – частные инженерные школы в Выборге, Киеве, Томске и других городах. Выпускники этих школ после сдачи экзаменов также могли назначаться кондукторами в инженерное ведомство. Однако уровень знаний, получаемый в данных учебных заведениях, не соответствовал требованиям времени.

Учитывая это, инспектор Инженерного департамента в рапорте на имя императора от 27 марта 1804 г. обращался с просьбой основать школу «для образования инженеров, пионеров и саперов,... чтобы молодые люди, посвящающие себя службе в Инженерном департаменте, имели случай в свободное от должности время распространять свои познания». 11 апреля 1804 г. школа при чертежной Инженерного департамента, рассчитанная на 25 воспитанников, приступила к обучению. Впоследствии количество учеников школы увеличилось до 56. Основным контингентом выпускников школы стали инженерные кондукторы. Однако эта школа по ряду причин не могла устранить пробелы в подготовке инженерных кондукторов и офицеров – выпускников 2-го кадетского корпуса. К тому же расширение штата инженерного корпуса в 1809 году потребовало значительного увеличения количества выпускников учебных заведений с более высоким уровнем специальной подготовки.

В положении об устройстве Инженерного департамента от 11 апреля 1809 г. указывалось, чтобы новая школа не только готовила из кондукторов и юнкеров будущих офицеров, но и осуществляла доподготовку 15 офицеров, уже состоявших на действительной службе в инженерном ведомстве. Офицеры должны были обучаться в школе один год и после экзаменов получали свидетельство «с прописанием тех только познаний, какие действительно будут знать основательно». Тем самым определялась структура Инженерной школы, которая должна была иметь кондукторское отделение для подготовки офицеров, назначаемых для службы в инженерном корпусе, и офицерский класс для доподготовки уже служащих в корпусе офицеров.

Открытие Инженерной школы (училища) состоялось 3 марта 1810 г. и явилось важнейшим вкладом в развитие военно-инженерного образования в России. Первым начальником школы был назначен инженер-генерал-майор А.М. Брискорн. Примечательно, что юнкера и кондукторы получили право ношения формы одежды, полагаемой строевым унтер-офицерам пионерных полков. Кроме того, все воспитанники школы два раза в год – 15 марта и 15 сентября – в присутствии сенаторов и членов Академии наук сдавали экзамены. Создание инженерной школы (училища) накануне Отечественной войны 1812 г. по объективным причинам не могло обеспечить возрастающие потребности инженерных войск в офицерах.

Значительное внимание накануне войны 1812 г. уделялось боевой подготовке инженерных войск. Практические занятия, как правило, проводились на специально подготовленных учебных полигонах. Для этого в 1809 г. было принято решение иметь учебный полигон для каждого батальона. В соответствии с этим указанием, для 2-го пионерного батальона полковника Егора Карловича Сиверса под Петербургом на Волковом поле был оборудован образцовый полигон, на котором совершенствовалось мастерство инженерных подразделений. В 1811 г. по указанию императора Александра I на этом полигоне создается показательный фронт бастионного типа и оборудуется площадка для производства подрывных работ. Вновь созданный полигон стал центром подготовки инженерных частей, дислоцировавшихся в Санкт-Петербурге.

Опыт войны 1812 г. и Заграничных походов 1813-1814 гг. наглядно показал, что при всевозрастающей роли инженерных войск в выполнении мероприятий инженерного обеспечения боевых действий массовых армий уровень подготовки военных инженеров не отвечает предъявляемым к ним требованиям, так как боевая практика и усложнение задач по укреплению границ государства настоятельно потребовали коренного изменения системы подготовки офицеров инженерного корпуса.  Великий князь Николай Павлович, вступая в должность Генерал-инспектора по инженерной части, основным направлением своей деятельности определил окончательное создание истинно русского инженерного корпуса, так как с решением этой проблемы исчезла бы необходимость приглашения военных специалистов из-за границы, а также создавалась основа для выполнения целого ряда задач по укреплению обороноспособности страны.

Проект расширения инженерного училища был подготовлен под непосредственным руководством Николая Павловича генерал-лейтенантом К.И. Оперманом и будущим начальником нового училища генерал-майором Е.К. Сиверсом. 24 ноября (6 декабря) 1819 г. проект, представленный докладом Генерал-инспектора, был утвержден. Этот день считается днем основания Главного инженерного училища (впоследствии – Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева).

Положением от 19 августа 1818 г. «Об управлении саперных и пионерных батальонов, при войсках состоящих и об общем наставлении для обучения и занятия саперных и пионерных батальонов» была определена система подготовки личного состава инженерных войск, в соответствии с которой на практические занятия по обучению рядового и сержантского состава отводился один летний месяц, а для теоретической подготовки в каждом батальоне создавалось четыре ротных и одна батальонная школа, занятия в которых прекращалось только на время лагерного сбора. Успешно окончившие батальонные школы переводились в Главное инженерное училище, начавшее свою деятельность в павильоне Михайловского замка 16 марта 1820 г., а в 1821 году оно было переведено в Михайловский замок. Училище состояло из верхнего (офицерского) и нижнего (кондукторского) отделений. Первое делилось на два класса, а второе на три. В верхнем отделении обучалось 48 офицеров, в нижнем – 96 кондукторов (в последующем 126 чел.). Офицерам инженерного корпуса, находящимся в Петербурге, разрешалось посещать лекции в офицерском отделении.

В короткие сроки Главное инженерное училище становится настоящим центром военно-научной и инженерной мысли, так как к преподаванию в нем привлекались лучшие специалисты страны по различным отраслям знаний. В первые годы существования училища шел постоянный поиск оптимального распределения учебного времени по изучаемым дисциплинам, повышения уровня успеваемости обучаемых, улучшения качества обучения и воспитания. Он осуществлялся на основе накопленного предшествующего опыта и с учетом требований времени. В первой половине XIX в. в училище было подготовлено немало военных инженеров, ставших крупными учеными в самых разных областях науки и техники. Строгие условия обучения при общем росте престижа службы в инженерном ведомстве привели к положительным результатам в деле создания национального по составу инженерного корпуса России. К середине XIX в. Главное инженерное училище полностью оформилось как высшее военно-специальное учебное заведение, способное выпускать военных инженеров с хорошей военной и специальной подготовкой. Оно считалось едва ли не лучшим учебным заведением в организации учебного процесса. Подтверждением этому может служить вывод комиссии начальника военно-учебных заведений России по результатам проверки училища в 1850 году: «...программы и руководства по всем предметам удовлетворяют требованиям и цели образования военного и воспитания общего метода учения военно-учебного заведения основана не на работе памяти, а на развитии мышления».

Несоответствие уровня подготовки унтер-офицеров возросшим требованиям послужило причиной принятия решения о развертывании учебного батальона в составе четырех рот. Указом от 21 апреля 1822 г. на укомплектование батальона планировалось привлечь: лучших рекрутов 2-го саперного батальона, солдатских детей, малолетних унтер-офицеров и выпускников частных инженерных школ, а также воспитанников военно-сиротских отделений. Учебный батальон должен был готовить кондукторов для службы в инженерном корпусе и унтер-офицеров, барабанщиков и сигналистов для саперных и пионерных батальонов. На военное время батальон являлся саперным и пионерным резервом.

Инженерно-техническое обеспечение

Впервой четверти XIX в. одновременно с ростом количества инженерных частей возникла проблема повышения их мобильности. Боевой опыт показал, что создаваемые при инженерных частях обозы значительно снижают темпы их передвижения. Соответственно, последовало принятие мер по реорганизации обоза саперных и пионерных батальонов и созданию инженерных запасных парков. Положением от 16 декабря 1821 г. из состава инженерных частей действующей армии изымались громоздкие обозы с запасами минных и саперных инструментов, потребность в которых возникала только при осадах крепостей. С целью содержания двух комплектов шанцевого инструмента в состав вводились два полевых запасных инженерных парка, а для осадного инструмента – два осадных инженерных парка. Каждый парк состоял из четырех отделений общей численностью 100 чел. Для использования парков в военное время к ним прикомандировывались особые команды по 120 чел. из военно-рабочих рот.
 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню